Годом ранее отпрыск Камиллы Паркер-Боулз выступил на телевидении, сделав несколько откровенных признаний. К примеру, он сказал, что сейчас они с сестрой весьма изредка пересекаются с Виндзорами, невзирая на то, что имеют тесноватые схожие связи с монархией Англии. «Если честно, мы с Лорой никогда не были частью царской семьи, – произнес он тогда. – Наша мать вышла замуж за царевича Чарльза и стала членом данной семьи, а мы остались ординарными людьми».Царевич Чарльз и Камилла Паркер-Боулз познакомились они еще в 1970-х годах. Примерно в то же время они начали испытывать друг к другу романтические чувства, но в силу почти всех событий их дороги разошлись. Камилла вышла замуж за офицера английской армии Эндрю Паркера-Боулза в 1973 году, а через восемь лет опосля этого Чарльз женился на Диане Спенсер. У обоих пар родились детки, которые оказались невольно втянуты в сложные отношения меж семьями. Естественно, длительное время Виндзоры пробовали сделать видимость того, что в браке Чарльза и Дианы царствует гармония, но правда равномерно стала всплывать наружу. Даже опосля своей женитьбы царевич Уэльский продолжил разговаривать с Камиллой (что приводило Диану в бешенство). Он звонил ей всякий раз, когда появлялась возможность, и даже стал крестным папой ее первенца – Тома. В дискуссиях с ней он постоянно справлялся о самочувствии мальчугана и его успехах в учебе.Очевидно, очевидцами потаенного романа Чарльза и Камиллы были не только лишь их супруги, да и детки. Как пишет в собственной книжке «Уильям и Гарри: за стенками дворца» царский эксперт Кэти Николл, в особенности остро на эту ситуацию реагировала дочь Камиллы – Лора. Когда Чарльз звонил в их дом в Уилтшире, она хватала телефонную трубку и орала в нее: «Почему бы для тебя не не делать звонить маме и не бросить нашу семью в покое?!». Как разъясняет Николл, Лоре «было наплевать, что это царевич Уэльский», поэтому что «она винила его в том, что он стал предпосылкой распада брака ее родителей».В итоге, терпению всех взрослых участников данной запутанной истории пришел конец. Дела Чарльза с Дианой стали совершенно нестерпимыми, что привело к их разводу середине 1990-х. Примерно в то же время Камилла совсем рассталась с Эндрю. Чудилось бы, сейчас счастью Чарльза с его давнешней любимой ничто не могло помешать. Но в один момент случилась страшная трагедия, в какой погибла принцесса Диана, и у царской семьи Англии сделалось в разы больше заморочек (читайте также: «Кто повинет в смерти принцессы Дианы: 6 теорий комплота»). Журналисты подняли шумиху в прессе, а главными объектами их энтузиазма стали Елизавета II, Камилла, Чарльз и его детки от брака с Дианой. В тот момент из поля зрения общественности совсем пропали Том и Лора. Их судьбой никто не интересовался, а ведь они переживали всю эту ситуацию также болезненно, как и другие Виндзоры. Неизменные нападки в масс-медиа на их мама лишь усугубляли обстановку. Настало время поведать истории Тома Паркера и Лоры Лопес.

Том Паркер

Первенец Камиллы и Эндрю возник на свет 18 декабря 1974 года. Как мы уже гласили, его крестным папой стал царевич Чарльз – и, судя по мемуарам Тома, справлялся он со своими обязательствами просто замечательно. Отпрыск Камиллы даже сейчас гласит, что ему «постоянно нравился» его крестный отец, который был «хорошим и рачительным человеком».Под стать ему была и Камилла. По словам Тома, для деток она была быстрее другом, игралась роль «хорошего полицейского». Эндрю, папе Тома, ничего не оставалось, не считая как взять на себя дисциплинарные функции. «Когда я получал выговор за нехорошую успеваемость либо что-то вроде того, моя мать стояла за стеклом [кабинета] сзади отца и гримасничала», – говорил Том в одном из интервью.Том еще был ребенком, когда в прессе начали писать про потаенный роман его мамы с отпрыском царицы Елизавета II. И с того момента журналисты стали практически по пятам преследовать их семью. В конце концов Том с сестрой привыкли к неизменному вниманию репортеров и нежданным вспышкам камер (хотя это не значит, что они были от этого в экстазе). «Нам чудилось, что это нормально – расти, когда 5 либо 6 фотографы ошиваются вблизи, – говорил Том. – У нас был дом в Уилтшире. Там были поля, но там была и общественная тропа, так что фотографы знали, как до нас добраться».«Мы смотрели в бинокль и гласили: “Мамочка, взгляни – сейчас их 5”, – вспоминал он. – Это было обыденным делом, когда нас преследовали эти люди на высочайшей скорости на байках либо машинках».Нехорошая успеваемость Тома в школе принудила его родителей принять тяжелое решение. В 7 лет его выслали в Итон-колледж – престижную школу-интернат с многолетними традициями (туда, где потом обучались царевичи Уильям и Гарри). По признанию самого Тома, он не был старательным и ответственным учеником. «Я был пустым местом во всем», – самокритично гласил он. Заместо того чтоб посиживать за учебниками, мальчишка баловался нелегальными субстанциями и гулял во всю. Его дурные привычки привели к дилеммам с законом, когда Том поступил в Институт Оксфорд Брукс. Как пишет царский эксперт Кэти Николл в собственной книжке, в один прекрасный момент он «был пойман за курением каннабиса» прямо в здании учебного заведения. Но даже тот вариант не принудил Тома пересмотреть свое поведение. В 1999 году, когда он работал в качестве публициста на Каннском фестивале, его «изловили за передачей кокаина неведомому журналисту».Потом Том сам говорил изданию A Current Affair, что в юности «повсевременно попадал во различные проблемы», пояснив, что он «баловался алкоголем, наркотиками и много чем еще». Очевидно, таковой стиль жизни преобразовал Тома в вкусный кусок для всех «желтоватых» изданий. Уже будучи взрослым человеком, отпрыск Камиллы признался, что сожалеет о том, что делал. «Но вы осознаете, мне было около 19 – и [тогда] я о этом просто не думал», – добавил он.Опосля окончания института Том длительное время не осознавал, чем желает заниматься далее. С работой в киноиндустрии пришлось проститься опосля скандала в Каннах. Тогда Тому пришла в голову мысль: он написал в редакцию Tatler, предложив им себя в качестве создателя раздела «Пища». В тот момент в журнальчике не было таковой рубрики, но издатель решил отдать шанс начинающему создателю. Эта работа пришлась по вкусу Тому Паркеру, став трамплином к его удачной карьере кулинарного критика. Как говорил он сам, в те годы лишь на пищу он растрачивал около 2000 фунтов стерлингов (около 2600 баксов) за месяц, но работа приносила свои дивиденды – ему отлично платили, а вприбавок его имя сделалось известным. Потом Том стал вести свою кулинарную колонку на Mail и получил приглашение в штат GQ.Первую авторскую книжку Том выпустил еще в 2004 году. Она называлась «Е для Пищи: алфавит алчности» (E is for Eating: An Alphabet of Greed). Через 5 лет свет увидела еще одна его книжка – «Британский завтрак: всё о англичанах и их еде» (Full English: A Journey Through the British and Their Food), которая даже была удостоена специальной премии Гильдии кулинарных писателей в 2010 году. Но самое огромное публичное признание (и пространство в перечне бестселлеров Sunday Times 2017) получило произведение Тома под заглавием «Поваренная книжка: Fortnum & Mason» (Fortnum & Mason – элитный универмаг на Пикадилли, прим.ред.). В данной книжке создатель собрал сотки рецептов английских блюд, придуманных за прошлые три столетия – начиная от именитых «яиц по-шотландски», заканчивая полностью современными «гренками по-валлийски». В реальный момент Том сотрудничает с изданиями The Mail on Sunday и Esquire, также нередко выступает в качестве судьи на кулинарных реалити-шоу и конкурсах.В личной жизни у Тома сейчас тоже все отлично. В 2005 году он женился на Саре Бьюис, в браке с которой у их родилось двое деток – дочка Лола (в 2007 году) и отпрыск Фредди (в 2010 году).

Лора Лопес

Дочь Камиллы Паркер-Боулс родилась в 1-ый денек 1978 года. В отличие от собственного старшего брата она не доставляла заморочек родителям, когда дело касалось оценок в школе либо поведения. Но ее абсолютное неприятие Чарльза и его отпрыской перевоплотился в реальную делему для Камиллы.Лоре было 16, когда развелись ее мать и папа. Такое событие становится ударом для хоть какого ребенка, но (к счастью) большая часть из их не читают о грязном белье собственных родителей в прессе. Лоре в этом смысле было тяжело вдвойне. В газетах смаковали подробности потаенного романа ее матери с царевичем Чарльзом (читайте также: «Царевич Чарльз и его Камилла: двое против всех»). Дошло то того, что была размещена стенограммы предполагаемых телефонных звонков пары, которые содержали в себе довольно интимные фразы. К примеру, в один прекрасный момент Чарльз произнес Камилле, что желал бы «жить в [ее] штанах». Эти записи и вызванный ими скандал даже получили свое заглавие – «Камиллагейт» (Camillagate). Унизительная ситуация, в которую попала Камилла, имела очень противные последствия и для ее дочери. Одноклассники смеялись над Лорой, цитируя самые особенные фрагменты статей таблоидов. Очевидно, девченка весьма от этого мачалась.У Лоры вначале не заладились дела не только лишь с царевичем Чарльзом, да и с его детками. «Уильям винил Камиллу во всех несчастьях своей мамы, что приводило Лору в бешенство, – говорил друг царской семьи в книжке “Уильям и Гарри: за стенками дворца”, –  Она гнула свою твердую линию, отвечая Уильяму: “Твой отец разрушил мою жизнь”». И так длилось долгие годы. Лишь повзрослев, Лора смогла отыскать общий язык со своими сводными братьями.Учеба (совокупность организованных мероприятий, направленных на получение знаний, умений, приобретение опыта) давалась Лоре еще легче, чем Тому. Опосля окончания исторического факультета Оксфордского института Брукс она прошла стажировку в музее Пегги Гуггенхайм в Венеции. Потом женщина возвратилась в Великобританию, получив должность менеджера и художественного куратора галереи Eleven Fine Art. Там она проработала 10 лет. Сейчас о проф деятельности Лоры фактически ничего не понятно (в согласовании с данными, размещенными на ее веб-сайте, крайняя выставка, на которой она выступила куратором, свершилась в весеннюю пору 2018 года). Имя дочери Камиллы совершенно очень изредка мерцает в статьях журналистов. Разумеется, что опосля пережитого стресса, связанного со скандалом вокруг брака ее родителей 1990-х, Лора не желает иметь никаких дел с теми, кто стал предпосылкой травли ее мамы (и ее самой).Вообщем, согласно имеющейся инфы, дела у Лоры – также как и у ее брата – обстоят нормально. В 2006 году она вышла замуж за Гарри Лопеса, дипломированного художника, сотрудничавшего с Кельвином Кляйном. Невзирая на то, как Лора ценит почтение к личной жизни, ее собственная свадьба прошла с огромным размахом. На торжество были приглашены около 500 гостей, посреди которых были члены царской семьи. А конкретно – ее сводные братья Уильям и Гарри.Интересно также, что свадьба Лоры и Гарри стала первым официальным мероприятием, на которое была приглашена Кейт Миддлтон в качестве девицы царевича Уильяма. К тому моменту юные люди уже пару лет состояли в отношениях, но не так нередко баловали публику совместными выходами (читайте также: «От знакомства до кольца: сколько необходимо ожидать, чтоб выйти замуж за царевича»). Естественно, когда царевич Уильям в конце концов отважился создать предложение собственной любимой, имя Лоры Лопес было в перечнях приглашенных на их царскую женитьбу. А 3-х летняя дочь Лоры – Элиза – в тот денек исполняла роль девочки-цветочницы.Кроме дочери у Лоры и Гарри также есть сыновья-близнецы – Угасал и Луи, которые родились в 2009 году. Весело, что 3-ий ребенок Кейт Миддлтон тоже носит одно из этих имен.Фото: Getty Images