Наша родина отказалась посылать экспонаты на юбилейную выставку "Потсдамская конференция 1945 года — новейший миропорядок". Русские власти обиделись за Сталина, которого окрестили "тераном".

С выставкой «Потсдамская конференция 1945 года – новейший миропорядок» устроителям, Фонду прусских замков и парков, управляющему 30 музеями, расположенными в бывших дворцах и замках Берлина и Бранденбурга, не подфартило два раза. Выставка обязана была открыться 1 мая 2020 года, но из-за пандемии открытие было сдвинуто на июнь. Да и в июне некие принципиальные экспонаты в Потсдам не прибыли, по последней мере, к открытию, либо не прибудут совершенно. Так, личные вещи Уинстона Черчилля: его именитая шапка, трость и ящик для сигар — из-за Короны поступят в музей Цециллиенхоф, где проходит выставка, лишь в июле. Куратор выставки Маттиас Зиммих с нетерпением ждет фумидор, ведь его подарили супруге Черчилля Клементине в 1945 году в Ленинграде, куда она приезжала с благотворительной миссией. На крышке изображены флаги Англии и Русского Союза, а на внутренней стороне – портрет Черчилля.

Маршальский китель Иосифа Сталина на выставке представлен не будет совершенно, о чем весьма сожалел на открытии ее управляющий Юрген Лу. Наша родина отказала в предоставлении экспонатов, хотя поначалу из Москвы поступали положительные сигналы. Был подписан контракт, но позже начались трудности. Русская сторона отказалась выдать разрешение на вывоз, и музей Цециллиенхофа, где под покровом секретности 75 годов назад и проходила конференция, не получил ни 1-го экспоната. Юрген Лу растолковал это тем, что русские бюрократы захотели поменять тексты выставки, но на это Фонд пойти не мог. Обходительные формулировки скрывают глубочайшие сущностные противоречия, и идет речь не о этикетках и подписях к экспонатам. В реальности, идет речь о разных трактовках исторических событий. И хотя Русский Альянс 75 годов назад участвовал в Потсдамской конференции и определял с иными странами-победительницами новейший мировой порядок, на открытии выставки от Рф не было никого.

И вот через месяц опосля описываемых событий русские бюрократы высказали претензии к германцам и растолковали предпосылки нашего неучастия в проекте. На «круглом столе» на ту же тему, что и выставка в Потсдаме, ассистент президента Мединский гласил о «передергивании исторических фактов» и «фальсификации истории». Потому экспонаты не отправили в Германию: «Чтоб позже гости данной для нас выставки не демонстрировали пальцами в некорректные подписи и не слушали недостоверный аудиогид о работе русской делегации и совершенно о работе Потсдамской конференции», возмущался прошлый министр культуры.

Его прошлый подчиненный, заведующий методическим отделом Музея Победы Станислав Давыдов процитировал аудиогид: «Сталин являлся единственным правителем и обеспечивал свою власть при поддержке потаенной правоохранительных органов». Давыдов спорил с не весьма удачным переводом с германского и отрешался веровать в то, что Сталин был тераном, а страна была в руках ЧК-МГБ-КГБ (Комитет государственной безопасности CCCP — центральный союзно-республиканский орган государственного управления Союза Советских Социалистических Республик в сфере обеспечения государственной безопасности, действовавший с 1954 по 1991 год).

Немцы не стали удалять тексты о культе личности Сталина из проспектов, с чем была не согласна русская сторона, но приглашали приехать на открытие и выложить свою точку зрения и свою трактовку событий, как это принято в цивилизованном обществе. Но смелых не нашлось. Демарш – это наилучший метод не сказать излишнего.

На самом деле, противоречия, которые были на той памятной конференции, остаются до сего времени. К примеру, Кенигсберг и немецко-польская граница по Одеру-Нейсе. Сталин получил Восточную Пруссию, но по поводу границы по Одеру согласия не было длительно. Вопросец был поставлен на Ялтинской конференции, но был отложен, поэтому что речь шла о территориях, где в большей степени жили этнические немцы. Скрепя зубами, Труман и Черчилль согласились с русским требованием – в обмен «человечное отношение» к беженцам. Как оно было человечным, до сего времени спорят историки. На выставке в Цециллиенхофе рассказывается о беженцах и о том, как политические решения сказались на их судьбах.

Либо вопросец о репарациях. Сталин настаивал на определении суммы репараций, но в этом вопросце Труман не сдал позиции: «Америка не совершит эту ошибку снова, соглашаясь на сумму репараций. Нам придется давать Германии кредиты, чтоб она смогла платить. В сей раз репарации будут взыматься оборудованием либо иными объектами из тех ресурсов, которые не необходимы Германии для ее самообеспечения.» Америкосы считали, что фиксированные суммы репарации пойдут на восстановление Русского Союза, а этого план Маршалла не предугадывал.

Потсдамская конференция стала началом новейшего ядерного мира, новейшего миропорядка, прохладной войны и эры «стального занавеса», которая завершилась в 1989 году с падением Берлинской стенки.

Нет никаких колебаний, что кураторы выставки «Потсдамская конференция 1945 года – Новейший миропорядок» прочли много «книг о итогах войны», как им рекомендует ассистент президента. В отличие от Рф, в Германии переписывали учебники один раз – в 1945 году. Они собираются выпустить книжку о Потсдаме и событиях вокруг него. Что мешает Музею Победы создать свою экспозицию о тех событиях и выпустить свою книжку? Тогда заинтригованные читатели сумеют прочесть обе.