Москва. 3 июля. INTERFAX.RU — Covid-19 застал население земли врасплох. Медицина оказалась не готова противостоять небезопасной инфекции (Термин означает различные виды взаимодействия чужеродных микроорганизмов с организмом человека). В итоге – наиболее 10 миллионов зараженных и выше 500 тыс. жертв на планетке. О борьбе с коронавирусом в Рф, работе над вакциной и перспективах возврата к обычной жизни журналистам «Интерфакса» Анне Синевой и Андрею Новикову поведал министр здравоохранения РФ (Российская Федерация — государство в Восточной Европе и Северной Азии, наша Родина) Миша Мурашко.

— Миша Альбертович, мы желали бы начать интервью с темы коронавируса, унесшего жизни наиболее полумиллиона человек во всем мире. Как много спецы узнали о Covid-19 за прошедшие месяцы: почему он смертелен для одних и совсем неопасен для остальных? Влияет «доза» приобретенного вируса на тяжесть течения заболевания (нарушения нормальной жизнедеятельности, работоспособности)?

— В этом случае имеет значение несколько характеристик – во-1-х, вправду, количество инфицирующего агента. 2-ое – состояние иммунитета, в том числе имеющиеся заболевания (нарушения нормальной жизнедеятельности, работоспособности), которые могут осложнить течение заболевания. Это две главные вещи. Фактором риска при коронавирусе являются также артериальная гипертония, ожирение, сладкий диабет, ряд онкологических болезней. Вирус влияет на характеристики свертываемости крови (внутренней средой организма человека и животных), поражает стены сосудов. Те, у кого есть риск образования тромбов, попадают в группу риска. Возраст тоже влияет.

— Итальянские ученые фиксируют понижение злости коронавируса, отмечают, что он начал приспособиться. Какова ваша оценка ситуации?

— Есть различные клайды вируса. Но равномерно на вирус в целом, невзирая на различные его клайды, возникает коллективный иммунитет, и это помогает оборвать распространение заболевания (нарушения нормальной жизнедеятельности, работоспособности). Хотя не у всех переболевших формируется однообразная напряженность иммунного ответа — у переболевших в наиболее тяжеленной форме он наиболее напряженный.

— Повторно захворать можно?

— Пока таковых случаев не зафиксировано, но это просит наблюдения, так как «наработка» иммунитета у переболевших различная.

— ВОЗ предупреждает о росте заболеваемости в почти всех странах мира, фиксирует все новейшие пики, можно ли с уверенностью сказать, что в Рф «точка невозвращения», 1-ая волна, пройдена?

— Я бы произнес, что это зависит от культуры поведения наших людей, следования советам. Если мы будем заботливо относиться к собственному здоровью, сформируем правильное соц поведение и соблюдение правил гигиены, то опасности минимизируется. Если вести себя как «COVID-диссиденты», опасности высочайшие.

— А 2-ая волна в Рф вероятна? Когда ее ожидать?

— Вопросец не в волнах. Вопросец в том, что вирус пока циркулирует. Но маловероятно, что будет 2-ая волна такового же масштаба, как была 1-ая. Мы заполучили определенный иммунитет, сделали систему исцеления, профилактики. Потому повторение сценария в полном формате маловероятно, но подъем заболеваемости быть может при нарушении правил поведения.

— Вирус внесезонный, мы это можем с уверенностью гласить?

— Да, как указывает ситуация, в странах с горячим климатом заболеваемость при нарушении правил не уходит. С таковым поведением вируса и таковым масштабом мы сталкиваемся в первый раз.

— Почти все молвят, что угроза коронавируса была гиперболизирована, что сегоднящая реакция на Covid-19 в мире– продукт информационного общества.

— Есть сухие данные. На данный момент у нас 3500 человек на ИВЛ. Это суровая цифра.

— Тогда с чем можно сопоставить новейший коронавирус? С «испанкой»?

— Такие сопоставления звучат, хотя Covid-19 — это иной вирус. Мы не можем их ассоциировать — на данный момент остальные способы защиты, исцеления. Если б их не было, коронавирус, может быть, принес бы существенно больший вред.

— В ряде исследовательских работ утверждалось, что без защитных мер число жертв в Рф было бы не 9 тыщ, 4 миллиона жертв.

— Это могли быть сопоставимые числа. Такие объемы предсказывали почти все страны.

— Другими словами могли быть миллионы жертв в нашей стране?

— Может быть.

А докторы больше подвержены инфецированию, если мы говорим о «дозе» приобретенного вируса, которая влияет на течение заболевания (нарушения нормальной жизнедеятельности, работоспособности)?

— Докторы, работающие со всей защитой, по всем правилам, минимизируют свои опасности. Работа в «бардовых» зонах – естественно, это завышенный риск, за это предусмотрены доп выплаты к заработной плате, и страховки. Мы говорим спасибо докторам за то, что они работают в данной для нас обстановке, рискуют. Весьма отлично, что общество на данный момент соображает социальную ответственность перед доктором, и что доктор, медработник, медсестра, санитарка заняли достойное пространство в обществе.

— Сколько медработников все-же умерло из-за коронавируса?

— Самая верная, испытанная информация – это количество случаев, по которым произведены единовременные страховые выплаты. На данный момент в стране произведено 40 выплат Фондом соцстрахования. Не считая того, есть случаи, по которым ведется расследование.

— Можно ли гласить, что новейший «формат» вируса косвенно свидетельствует о его искусственном, лабораторном происхождении?

— У нас нет данных, что вирус имеет искусственное происхождение.

— Евросоюз не включил Россию в число государств, для которых с 1 июля открываются границы. Вы считаете это решение обоснованным? Ведь заболеваемость коронавирусом у нас значительно снизилась.

— У нас различные регионы находятся на различных стадиях эпидпроцесса, потому «сдержанность» (Евросоюза — Интерфакс) быть может продиктована и сиим. У 1-го региона маленький уровень, кто-то совершенно фактически не столкнулся с заболеванием, есть местности наименее благополучные. Могу представить, что это соединено с неоднородностью распространения вируса. В малеханькой стране – наиболее понятно, а на огромных территориях – не мгновенно все происходит.

— Когда может быть возобновление интернационального сообщения?

— Такие решения принимаются с учетом обстановки в остальных странах, зависимо от эпидситуации, в какой находится та либо другая страна. Общей отмашки быть не может. Эти решения должны приниматься н на двухсторонней базе. На данный момент необязательные поездки за предел лучше отложить. Если поездка планируется снутри страны, то необходимо соблюдать нужные правила гигиены.

— Скоро будет завершено клиническое исследование продукта, работающим веществом которого является фавипиравир. Мы вправду можем именовать его первым российским всеполноценным и неопасным лекарством от коронавируса?

— По продукту фавипиравир – вправду, 1-ые клинические тесты проявили его эффективность, он прошел тестирование на сохранность. В следующем для продукта устанавливается особенный режим. Что это означает? Пока лечущее средство разрешено к применению в стационарах, но любая выданная упаковка продукта обязана заноситься в базу, и любая ненужная реакция будет передаваться в систему фармакологического надзора.

Есть ограничения, для кого он назначается. Доктор должен оценить стадию заболевания (нарушения нормальной жизнедеятельности, работоспособности), тяжесть течения, опасности при предназначении.

— Как вы оцениваете продукт дексаметазон, который ВОЗ именовала прорывом в лечении (процесс для облегчение, снятие или устранение симптомов и заболевания) коронавируса? Это панацея?

— ВОЗ подтвердила, что в рамках исследования дексаметазон дает эффект при томных вариантах развития цитокинового шторма (потенциально смертельная реакция иммунной системы на действие вируса – ИФ). Дексаметазон – это гормональный продукт, дешевый, который может употребляться достаточно обширно. Есть и остальные препараты с другим механизмом деяния, которые также заблокируют цитокиновый шторм, и они обширно используются в нашей стране. Выбор лекарства должен сопровождаться оценкой баланса цена-качество-безопасность.

— Что касается русской вакцины от коронавируса, когда министерство будет подытоживать клинических испытаний, как проходят исследования?

— Тесты идут штатно, никаких выводов созодать пока недозволено.

— Штатно – означает, удачно?

— Бывают ситуации, когда приходится прерывать клинические исследования. Тут таковых ситуаций нет. Ждем результатов в первой декаде августа.

— Есть основания считать, что Наша родина получит вакцину одной из первых?

— В целом в мире не настолько не мало государств, которые разрабатывают вакцины и создают их. Это удел мощных – и в промышленном плане, и в научном. У Рф есть такие способности.

— Сотрудничает ли РФ (Российская Федерация — государство в Восточной Европе и Северной Азии, наша Родина) с иными государствами в разработке вакцины, к примеру, с США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке), Китаем?

— По данному направлению страны стараются держать информацию у себя, защищать ее патентами. Но взаимодействие идет с рядом государств – в том числе идут переговоры по использованию вакцины за рубежом. При этом не одной, а нескольких. Постоянно лучше иметь несколько вакцин.

Завершим клинические исследования, далее будет регистрация, расширение пула использования вакцины по группам риска, позже – создадим из этого выводы, далее планируем наиболее обширное ее применение. Возлагаем надежды, в сентябре начнем наиболее массово применять вакцину. Пока таковой план. У нас довольно оптимистичный настрой.

— Когда мы сможем возвратиться к обычной жизни?

— Меня нередко о этом спрашивают. А что такое обычная жизнь? Это походы на концерты, перелеты, настоящая работа, настоящий отдых. На мой взор, маловероятно, что это произойдет ранее февраля. Обязана быть разорвана цепочка передачи вируса.

— На данный момент почти все регионы снимают ограничения, сохраняя масочный режим. Это оправданная мера? Быть может стоит ограничиться соблюдением социальной дистанции?

— Верная. Естественно, все зависит от ситуации. Когда говорим о ношении маски на улице, то, если рядом нет огромного количества людей, возможно обойтись без нее. К примеру, на даче. Но если мы говорим о закрытых помещениях, движении по городским улицам — тут ношение маски является оправданным. Плюс необходимо учесть, что это зараза, передающаяся воздушно-капельным методом, а маска – это барьер, она сдерживает вирус. Есть правила по смене масок спустя пару часиков, необходимо эти правила соблюдать. Зараза пока не является стопроцентно фармацевтически управляемой. Если покажется средство, в каком будем на 100% убеждены, – как для профилактики, так и для исцеления, и в особенности когда покажется коллективный иммунитет, тогда маски можно будет снять.

— В период пандемии были существенно сокращены плановые операции и госпитализации, приостановлены диспансеризация и профилактические осмотры. Как система здравоохранения ворачивается на «мирные рельсы»? Те, кто обязан был ожидать исцеления в период пандемии, получат исцеление в полном объеме?

— На данный момент когда мед учреждения стали ворачиваться к обыкновенной работе, загруженность стационаров довольно высочайшая — есть отсроченный эффект обращаемости: к доктору приходят пациенты, которые не делали этого в период ограничений. Возврат к нормальному функционированию медорганизаций для нас является критически принципиальным. Два-три месяца задержки медпомощи почти всегда – это компенсируемый просвет, но если будем затягивать подольше, опасности растут. Не считая того, необходимо ворачиваться к диспансерному наблюдению тех категорий пациентов, которые требуют постоянных визитов к доктору. Необходимо возвращать диспансеризацию для ранешнего выявления злокачественных новообразований, остальных неинфекционных болезней. Конкретно проактивное выявление, своевременная диагностика (процесс установления диагноза, то есть заключения о сущности болезни и состоянии пациента), исцеление совершенно точно влияют на понижение смертности. Чем ранее начнем вылечивать, тем меньше рисков для пациентов. Наша сверхзадача – стабилизация ситуации, возврат к нормальному функционированию медслужбы. Пока мы диспансеризацию не возвратили. Мы сформировали правила — методрекомендации, когда, в которых регионах можно ее возвращать. И каким образом она обязана быть организована. И в регионах со размеренной эпидобстановкой, будем ее возвращать.

— Департамент здравоохранения Москвы опубликовал статистику по смертности за май. Она выросла на 5,7 тыс. случаев (с 9998 в мае 2019-го до 15 713 в мае 2020-го) либо приблизительно на 50 процентов. При всем этом 92 процента всей «лишней» смертности – случаи прямо либо косвенно связанные с коронавирусом. Есть ли животрепещущие данные по смертности в целом по Рф? Повторяют ли они тенденции, которые отмечаются в Москве?

— Официальных данных Росстата за май пока нет, но мы лицезреем, по оперативным данным, что рост смертности произойдет. В целом с начала 2020 года есть возможность, что смертность возрастет на 1,5-2%. Это смертность от самого коронавируса, и болезней, на которые воздействовал Covid-19, скажем, для пациентов с ишемической заболеванием сердца. Таковая же ситуация происходит в период эпидподъема гриппа.

— С чем связана разница в «столичном» и «русском» приросте смертности?

— В регионах с высочайшей урбанизацией распространение идет резвее, потому впрямую ассоциировать Москву и Россию не стоит. Когда рассчитываем объемы помощи, возможность смертельных исходов, мы ориентируемся на плотность населения. В Москве она намного выше.

— Как влияет алкоголь на смертность в Рф, есть данные о 10% смертей, так либо по другому связанных с алкоголем, и 70% — у людей трудоспособного возраста, вы с ними согласны?

— Алкоголь начинает интенсивно влиять на разницу в смертности парней и дам с 18 лет. Смертность парней трудоспособного возраста от алкоголь- сопряженных обстоятельств добивается максимума в 35-40 лет, до 80% погибших трудоспособных парней – в этом возрасте. И алкоголь и сопряженные с ним предпосылки погибели – травмы, заболевания (нарушения нормальной жизнедеятельности, работоспособности) печени, пищеварительной системы — заносят весьма значимый вклад в структуру смертности. Выравниваются характеристики смертности парней и дам приблизительно в 70 лет, когда бережное отношение к собственному здоровью у их становится приблизительно схожим. Были периоды, когда алкоголь продавался круглые сутки. Ограничение реализации по времени сходу же понизило количество поступающих в реанимационные отделения томных нездоровых.

— Какие меры можно было бы принять для понижения употребления алкоголя?

— Во-1-х, как в почти всех странах, — разграничение продаж алкоголя и товаров питания. Недозволено рядом с хлебом продавать прочные спиртные напитки. Алкоголь не должен размещаться по ходу движения, быть объектом спонтанной покупки. Позже, в почти всех странах алкоголь продают лишь с 21 года.

В 18 лет человек становится самостоятельным, формируется чувство ответственности. Есть два пути – либо формирование спиртной зависимости, привычки, которая ведет к суперсмертности, либо приверженности здоровому виду жизни. Увеличение возраста реализации алкоголя будет содействовать движению человека по второму пути. В истинное время законопроект (о повышении возраста реализации алкоголя до 21 года — ИФ) проходит согласования.

Также воздействовать на чрезмерное потребление алкоголя может еще огромное сокращение времени его реализации. А какие конкретно меры стоит применять – необходимо еще дискуссировать. Мы должны сделать здоровое общество.

— Другими словами вы за отдельные алкомаркеты, а именно?

— Я вижу, что в почти всех странах это работает.

— А какими временными рамками следует ограничить продажу алкоголя?

— В русское время до 19-20 часов продавали, пока магазины работали. И начинали кое-где с 11 утра. На мой взор, это целенаправлено.

— В чем состоит главный резерв понижения смертности россиян?

— Тривиальный резерв – исцеление артериальной гипертензии. Люди с данной для нас заболеванием непременно должны повсевременно под повторяющимся контролем доктора получать исцеление, надзирать свое давление, это напрямую влияет на смертность от инфаркта, инфаркта, ряда остальных болезней. Последующая тривиальная вещь – уже перенесшие инфаркт, инфаркт также должны получать терапию (терапия — процесс, для снятия или устранения симптомов и проявлений заболевания) и профилактику повторного удара. С этого года мы реализуем программку бесплатного фармацевтического обеспечения для данной для нас группы пациентов. Очередной большенный блок – преждевременное выявление злокачественных новообразований. Мы осознаем предпосылки, которые ведут к повышению смертности, но необходимо уверить людей, сделать привязанность к исцелению. Есть «диссиденты», которые молвят, к примеру, – мое рабочее давление – 150 на 100 – но это – прямой путь к сердечно-сосудистым катастрофам.

— Миша Альбертович, не так издавна велись дискуссии о способности еще одного переноса сроков введения неотклонимой маркировки фармацевтических средств, но 1 июля она все-же заработала. Все ли в итоге успели, не будет ли заморочек с перебоями поставок, в т.ч. зарубежных препаратов?

— 1-ый разговор о маркировке мы начали 5 годов назад, за этот период возник программный продукт, произошла перенастройка всей системы, дооснащение производителей. Перенос сроков в данной ситуации, на мой взор, был уже нецелесообразен – лекарства по программке 7 высокозатратных нозологий (редчайших болезней) уже наиболее полугода проходят неотклонимую маркировку. По остальным продуктам есть определенные опаски, но для этого создается механизм, чтоб в случае необходимости, в исключительных ситуациях, если поменять нечем, то разрешался бы допуск продукта без маркировки на маленький срок – до конца года. Маркировка введена в лицензионные требования производителей и продавцов фармацевтических средств, также целительных учреждений. Росздравнадзор будет инспектировать соответствие лицензионным требованиям. Мы берем реестр присоединенных к системе маркировки и реестр лицензий и лицезреем, кто не подключен. С 1 июля организации, которые не подключены, будут получать предостережение о нарушении лицензионных требований. На данный момент паспорта всех фармацевтических средств внесены в систему. Минпромторг, отвечающий в целом за маркировку, уведомил, что у производителей готовность есть.