Сломав такую важную часть наследства Ататюрка, как статус Святой Софии, Эрдоган подает сигнал – если пригодится, он может пересмотреть и остальные базы Турецкой Республики.

Эксперт по Турции Тимур Ахметов и журналист Кирилл Кривошеев откоментировали на веб-сайте Столичного Центра Карнеги скандальное решение президента Эрдогана возвратить известному храму Айя-София статус мечети.

Создатели считают, что этот шаг президента Турции глубоко символичен, и значит, что с этого момента эта страна готова пересмотреть документ хоть какой давности, касается ли он островов в Эгейском море, Кипра, Сирии и даже проливов Босфора и Дарданеллы.

Меж тем, пока Эрдоган всеми силами крепит свою власть, в том числе и обнулил на референдуме президентские сроки, дела в экономике идут все ужаснее, и курс лиры падает, цены и налоги вырастают, к тому же негативно сказывается и эпидемия коронавируса И все это на фоне некоторых интернациональных фурроров, в главном военного толка.

Это происходит поэтому, что Эрдогану необходимо повсевременно подтверждать свою легитимности, идти «от одной величавой цели к иной». И перевоплощение Айя-Софии в мечеть – из той же серии, так как имя Эрдогана волей неволей, а уже вписано в историю, при этом совсем бескровно.

К тому же, не считая увеличения собственного рейтинга сиим шагом, Эрдоган к тому же попробовал рассорить меж собой оппозицию, так как вопросец «мечеть либо музей?», это на самом деле аналг русского «чей Крым?».

Но оппозиция не раскололась и не отвлеклась от борьбы с единовластием, а напротив: и светские кемалисты, и консерваторы заявили, что монумент архитектуры с 1500-летней историей не должен становиться объектом политических игр и жертвой конъюнктуры.

С юридической точки зрения аргументация для пересмотра решения Ататюрка о Софии-музее, ординарна. По исламским традициям, если обеспеченный мусульманин может пожертвовать на благотворительность целое здание (школу, пекарню, мечеть), и он дает его в некоторое подобие фонда – вакфа (вакуфа). Вакуфная собственность считается неотчуждаемой даже опосля погибели мецената, а доход от нее идет на публичные нужды.

Когда султан Мехмед II Завоеватель захватил Константинополь в 1453 году, Святая София была конкретно военной добычей, которую он преобразовал в мечеть и передал в вакф — для собственных подданных. Таковых вакфов набралось за историю Турции огромное количество, так что при Ататюрке для их ликвидации была сотворена особая комиссия.

Вот и заявил нынешний истец, что перевоплощение Айя-Софии в музей в 1934 году противоречит воле султана из XV века, другими словами — нелегально. Хотя до этого суды отрешались даже разглядывать такового рода дела – о вакуфах…

И хоть в Рф депутаты и РПЦ обращались к турецким властям с просьбой не пересматривать решение основоположника современной Турции Мустафы Кемаля Ататюрка, благожелательный разговор Путина и Эрдогана 13 июля показал, что никакого воздействия на дела Москвы и Анкары Айя-София не окажет.

Быстрее всего найдется соглашение и с ЮНЕСКО. Турки как-нибудь скроют христианские мозаики на время собственных молитв, не разрушая их, и все останутся довольны.

Здесь дело в другом: изменив статуса Айя-Софии – это вызов не Рф, а Греции, как наследнице Византийской империи, которой Ататюрк, по убеждению Эрдогана и так сделал много уступок. Например, на карту Эгейского моря можно увидеть, что крохотные островки в одном километре от турецкого побережья и в сотке – от греческого, принадлежат Греции, что весьма неловко для Анкары и повсевременно провоцирует скандалы. Так что, покончив с Айя-Софией, Эрдоган полностью может начать ревизию и остальных «навязанных» Турции интернациональных соглашений, в том числе и передел Средиземноморского шельфа, и ограничения контроля Турции над проливами Босфор и Дарданеллы, вроде бы пугающе это и ни звучало. Свое отношение к такового рода соглашениям Эрдоган уже показал, когда совершенно не так давно турецкие пограничники сломали бульдозером часть укреплений на границе с Грецией, чтоб отдать доступ беженцам в Шенгенскую зону…

И это не говоря уж о том, что снутри самой страны быть может отменен святой для современной Турции закон «О оскорблении памяти Ататюрка», либо введена уголовщина за брачную измену, либо легализация многоженства, практически уже существующая в неких районах….

Тем временем, Запад будет разламывать голову, что созодать с Эрдоганом, а Эрдоган – набирать политические очки и торговаться за уступки. Статус Айя-Софии – пробный шар на этом пути, — заключают создатели.