Москва. 14 октября. INTERFAX.RU — Банк Рф, который в крайние годы трепетно относится к вопросцам коммуникации, в конце концов согласился пойти по пути публикации прогнозной линии движения главный ставки. Будет ли сейчас рынок «верно» считывать сигналы регулятора, не примет ли линию движения ставки как обязательство принятия тех либо других решений, покажет время. ЦБ же в поиске хорошей формы новейшего для него вида сигнала исследовал мировой опыт и пришел к тому, что у него будет собственный вариант прогнозной линии движения ставки. О том, как нередко она будет изменяться, необходимо ли корректировать прогноз в случае появления шоков, о рынке ОФЗ и воздействии масштабных заимствований Минфина на ликвидность банковского сектора, о рисках для инфляции со стороны ослабления рубля и факторах, которые будут учитываться при принятии решения по ставке на октябрьском заседании совета директоров ЦБ, в интервью «Интерфаксу» сказал заместитель председателя Банка Рф Алексей Заботкин.

— Банк Рф длительно уверял общественность в нецелесообразности публикации линии движения главный ставки, и вдруг нежданно принял решение, что будет это созодать. Что конкретно принудило ЦБ поменять свое мировоззрение? Вправду вы узрели улучшение восприятия рынком ваших сигналов, что дает для вас возможность публиковать такую линию движения?

— Я думаю, мы, может быть, звучали несколько наиболее категорично на этот счет, но в целом мы никогда не исключали себе, что в некий момент публикация прогнозной линии движения главный ставки станет животрепещущей. Уже достаточно долгое время мы аккомпанировали решение по главный ставке комментами о сигнале. И, снова же, накоплен некоторый опыт, который указывает, что вправду к сиим сигналам рынок относится как индикации, но не как к твердому обещанию, что совет директоров на следующих заседаниях будет действовать конкретно в согласовании с сиим сигналом. Что решения совета директоров диктуются той информацией, которая имеет пространство на момент решения.

Соответственно, наверняка, мы вправду подошли к той точке, где мы довольно удобны в том плане, что можем наиболее детально открывать прогнозы Банка Рф. Я желаю выделить, что прогнозная линия движения главный ставки — это не какая-то самостоятельная субстанция, это составляющая часть прогноза. И соответственно вот то, над чем мы на данный момент работаем (эта работа еще пока не завершена, но мы отлично в ней продвинулись), это некая предстоящая эволюция представления прогнозов Банка Рф.

Очередное суждение, которое тут принципиально отметить. Это то, что, на наш взор, такое изменение коммуникации наиболее оправдано в критериях, когда завершился процесс дезинфляции, денежно-кредитная политика перебежала в контрциклический режим. Нежели в период, когда денежно-кредитная политика нормализовывалась опосля весьма значимого ее ужесточения в 2014 году. Соответственно на данный момент, нам кажется, что и момент наиболее верный, и у нас формируется осознание того, как это верно создать.

— Риск восприятия рынком данной нам линии движения как обязательства вас уже не стращает?

— Мы будем стараться этот риск минимизировать, но, снова же, исходя из того опыта, который накоплен на текущий момент, наверняка, этот риск на данный момент меньше, чем два года вспять.

— На опыт какой страны вы больше ориентируетесь в выборе формы публикации линии движения ставки? Можем ли мы узреть forward guidance в наиблежайшее время?

— Это два различных вопросца. По поводу страны: мы исследовали весьма большенный диапазон примеров остальных центральных банков, и наверняка, в конечном счете у нас будет некий собственный вариант, который, непременно, опирается на уже сформировавшиеся эталоны, которые употребляются и иными центральными банками. Но мы все-же о этом думаем, может быть, чуть по другому, чем некий определенный центральный банк.

По поводу forward guidance, я думаю, тут нужно создать шаг вспять и сказать, что forward guidance и прогнозная линия движения главный ставки — это совсем различные вещи. Прогнозная линия движения главный ставки — это часть прогноза, который основан на определенном наборе предпосылок. И соответственно она указывает, что будет происходить с главный ставкой, если реализуется этот набор предпосылок, если реализуется та линия движения развития экономики, которая заложена в сценарии. И, непременно, по мере того, как прогноз обновляется, обновляется и прогнозная линия движения главный ставки.

Forward guidance — это необычный инструмент денежно-кредитной политики. На самом деле дела, центральный банк гласит, что будет изменять главную ставку зависимо от конфигурации определенных переменных (обычно это или инфляция, или уровень безработицы). Тем центральный банк ограничивает упругость собственной денежно-кредитной политики. Это делается, непременно, сознательно, нередко это использовалось и на данный момент употребляется теми центральными банками, которые уперлись в нулевую границу по своим главным ставкам. В наших критериях необходимости в использовании этого инструмента нет, потому вот я желаю выделить, что публикация прогнозной линии движения главный ставки ни в коей мере не значит, что Центральный банк перебегает к forward guidance.

— Вы уже решили, как нередко будете публиковать линию движения главный ставки? В случае резкого конфигурации ситуации, возникновения каких-либо шоков, будет ли так же нередко пересматриваться линия движения?

— Пожалуй, это более обычное решение, которое можно принять. Снова подчеркну, что прогнозная линия движения главный ставки является частью прогноза, и соответственно, она будет обновляться совместно с прогнозом. Прогноз обновляется ежеквартально по итогам всякого опорного заседания совета директоров.

— Другими словами, если шоки какие-то появляются, вы будете ожидать прогнозного периода, чтоб внести какие-то конфигурации в линию движения?

— В целом этот год показал, что ежеквартальное обновление прогноза нам дает достаточную степень возможности коммуницировать то, как изменяется оценка Банком Рф ситуации. К примеру, ситуация в весеннюю пору начала стремительно изменяться уже в марте, но мы все-же повременили с пересмотром прогноза до апреля. И это по сути верно, поэтому что поспешишь — людей насмешишь. Нужно поначалу получить достаточную информацию для того, чтоб сформировать новейший прогноз, в особенности, если условия изменяются весьма резко.

— Желала вас спросить про опыт остальных государств. ФРС поменяла ориентир собственной денежно-кредитной политики, перебежала к среднесрочной инфляции от точки в 2%. Как вы совершенно оцениваете этот переход? Можем ли мы когда-то тоже придти к такому пересмотру таргета, либо же это очень ограничивает упругость денежно-кредитной политики?

— ФРС гласит, что цель они не поменяли, она как и раньше 2%, симметрична, но сейчас они ориентируются на нее в логике не среднесрочной, а средней инфляции. Если был период, когда инфляция была значимо ниже цели, то опосля этого ФРС будет стараться держать инфляцию несколько выше цели, чтоб восполнить за этот период наиболее низкой инфляции.

Это таковая суровая новация в деле таргетирования инфляции. Нужно будет поглядеть, как она продуктивна. На наш взор, в наших критериях потребности в этом нет. У нас нет трудности того, что инфляционные ожидания как-то значимо отклоняются вниз от цели — то, с чем пробует биться ФРС. Не считая того, с коммуникационной точки зрения — это довольно непростая теория: разъяснять, на сколько и как длительно инфляция обязана временно превосходить цель. Поглядим, как ФРС управится с данной нам сложный задачей.

— ЦБ планирует перейти к публикации экономических тенденций в регионах в первом квартале 2021 года. Как будет называться этот материал? Он будет тоже бежевого цвета — как обзор ФРС Beige Book? Что в него войдет? Будут ли там лишь экономические характеристики либо же их оценка и какие-то выводы?

— Буквально могу сказать то, что бежевым этот материал не будет: у нас остальные корпоративные цвета. Заглавие еще пока в работе, представим его на трибунал зрителю, когда будет готово. Рабочее заглавие — «Региональная экономика», как это ни обыденно звучит.

По содержанию нужно создать упор, что этот материал, так же, как подобные материалы остальных центральных банков — это не статистический сборник. Непременно, в справочных целях некий размер характеристик в нем будет приводиться. Но центром обсуждения является высококачественная оценка текущих экономических тенденций, тех сведений, которые наши территориальные учреждения получают из собственного постоянного общения с делом на местах, из опросов компаний, которые мы проводим. Нам этот инструмент весьма посодействовал в течение этого года. Если вспомянуть пресс-конференции председателя в апреле-мае, достаточно часто председатель ссылалась на результаты оперативных опросов, которые экономические подразделения проводили. В целом этот материал на самом деле дела будет представлять то видение регионов, которое начальники главков докладывают в процессе совещаний по главный ставке. И соответственно, то, на что совет директоров направляет внимание, что воспринимает во внимание при принятии решения по ставке.

— ЦБ в пресс-релизе по итогам сентябрьского заседания совета директоров отмечал, что особо не обеспокоен увеличением доходности ОФЗ на длинноватых сроках, которое наблюдалось в крайнее время. Вы не видите в этом суровых рисков? Может ли это свидетельствовать о том, что трансмиссионный механизм до конца не работает?

— Ответ — буквально нет. О этом (нарушении в работе трансмиссионного механизма — ИФ) ни в коей мере не свидетельствует. Для начала давайте расставим систему координат по поводу того, что происходит в принципе с кривой ОФЗ. Весьма принципиально, по сопоставлению с какой точкой мы измеряем все конфигурации. Вправду, если мы будем глядеть на длиннющий конец кривой по сопоставлению с тем, где он был в мае, он возрос, но в мае, напомню, это был самый пик негативных ожиданий по поводу экономической динамики и в Рф, и в мире. И в этот момент следовало ждать, что вправду есть большенный спрос на инструменты с фиксированной доходностью просто поэтому, что это метод сохранить свои средства в таковых критериях.

С того момента ситуация поменялась, и далекий конец кривой поднялся, маленький конец погрузился вослед за смягчением нашей политики, другими словами кривая заполучила ярко выраженную восходящую форму. При всем этом, если поглядеть даже на далекий конец, и сопоставить его с началом года, то доходность 10-летних ОФЗ приблизительно там же, где она была сначала года, и она приметно ниже, чем средний уровень доходности 10-летних ОФЗ прошедшего года. Другими словами по сопоставлению с прошедшим годом смягчение денежно-кредитных критерий вышло по всей кривой. Да, в маленьком конце посильнее, чем в далеком.

Сейчас возвращаюсь к трансмиссионному механизму. Увеличение наклона кривой — это полностью обычная ситуация для периода проведения мягенькой денежно-кредитной политики. Как мы уже не один раз отмечали за крайние месяцы, нужно осознавать, что мягенькая, равно как и твердая денежно-кредитная политика — это временное состояние. Это контрциклическая политика, которая проводится на период наличия — в случае мягенькой денежно-кредитной политики — дезинфляционных рисков. По мере того, как инфляция ворачивается к цели, а экономика — к потенциалу, Центральный банк возвращает главную ставку к ее нейтральному уровню. На данный момент оценка этого уровня — 5-6%.

Соответственно, рынки правильно этого ждут, и потому длительные доходности в основном привязаны к уровню нейтральной ставки, нежели к текущему уровню главный ставки. Потому это полностью ожидаемый итог, мы это закладываем в наши модельные расчеты, в наше осознание трансмиссионного механизма. В этом смысле то, что происходит, это то, что и обязано происходить.

— Ждет ли ЦБ, что масштабные заимствования Минфина будут очень давить на рынок? В которой период времени это воздействие будет наибольшим?

— Заимствования приметно уже активировались в крайние пять-шесть недель, при всем этом важного воздействия на кривую ОФЗ это не оказало, вопреки опасениям весьма почти всех. Это соединено и с тем, что Минфин очень гибко подступает к выбору ассортимента бумаг, которые он дает рынку, фокусируясь на инструментах с плавающей ставкой, на которые на данный момент есть больший спрос, чем на фиксированные ставки. Обращу ваше внимание, что и фиксированные ОФЗ тоже располагаются, и они располагаются неподалеку от превалирующих рыночных уровней, хотя и в несколько наименьших размерах, чем по плавающей ставке.

Нужно осознавать, что те средства, которые Минфин завлекает через ОФЗ, достаточно стремительно ворачиваются назад в банковскую систему, в экономику в форме расходов. Непременно, есть некое несовпадение этих графиков. Обычно муниципальные вкладывательные расходы в основном оплачиваются в крайние недельки года, и какие-то колебания короткосрочные в структурном профиците ликвидности в связи с сиим могут происходить в наиблежайшие два-три месяца. Но какого-то устойчивого и длительного последствия для структурного баланса ликвидности в банковском секторе от этих операций буквально не будет, ровно поэтому, что эти средства ворачиваются в экономику.

— Могут ли в базисном сценарии отразиться геополитические опасности, которые усилились в крайнее время, а в крайние несколько недель еще более усилились в связи с военными действиями?

— Мы и в прошедшем году, и в этом учитываем такие вероятные геополитические трудности в контексте рискового сценария. Это включает не только лишь геополитические опасности, связанные с Русской Федерацией, да и наиболее широкий комплекс геополитических событий. А именно, принципиальной темой является еще одно очевидное обострение торговых противоборств, и это может иметь длительные последствия для потенциала мировой экономики.

Базисный сценарий исходит из постоянного санкционного режима. Мы думаем о том, что могут произойти какие-то конфигурации в санкционном режиме в определениях риска, что это риск для базисного сценария, но если закладывать в базисный сценарий это как предопределенное событие, на наш взор, это сделает сценарий не базисным.

— Повысилась ли возможность паузы на октябрьском заседании совета директоров по ставке? Какие главные причины на данный момент будут учитываться при принятии решений?

— В определениях вероятностей рассуждать о дальнейшем решении — мы стараемся этого избегать, как вы понимаете. Исходя из убеждений причин, которые влияют, это все те же причины, на которые совет директоров направлял внимание в сентябре. Другими словами динамика текущей инфляции, непременно, прогноз по развитию эпидемиологической ситуации (это приметно влияет на ожидания линии движения экономики на наиблежайшие кварталы), также актуализация взглядов о том, что происходит с потенциалом экономики как русской, так и мировой на среднесрочном горизонте. При всем этом нужно сказать, что мировоззрение по потенциалу — это в основном мировоззрение, нежели то, что можно количественно оценить из имеющихся данных.

— Какие варианты все таки совет директоров будет разглядывать — паузу и понижение, два варианта понижения либо один?

— На текущий момент материалы к совету директоров находятся в процессе разработки. Наверняка, о этом гласить заблаговременно.

— Как видите вы проинфляционные опасности со стороны ослабления рубля, как раз начавшегося в конце августа, и усилившегося в крайние несколько недель?

— По поводу динамики рубля. Курс находится в тех же спектрах, в каких он находился в прошлые 6 месяцев. Да, наверняка, на данный момент он поближе к верхней границе этого спектра, нежели к нижней, и непременно, это воздействует на короткосрочный прогноз инфляции в некий степени, но снова же в совокупы с иными факторами.

Нужно осознавать, что степень переноса обменного курса в динамику цен зависит от уровня спроса, который в экономике формируется в данный определенный момент времени. На этот спрос, на поведение потребителей будет влиять то, что будет происходить в части развития эпидемиологической ситуации, потому на текущий момент это таковая очень многофакторная модель, которую мы снова детально оценим, представим на рассмотрение совета директоров. Исходя из этого, совет директоров будет принимать решение. Но на последующий год мы как и раньше исходим из того, что дезинфляционные причины превалируют.

— Другими словами существенного проинфляционного риска со стороны деяния этого фактора вы пока не видите?

— Важного доп проинфляционного фактора для среднесрочного прогноза мы от этого не лицезреем.

— ЦБ не раз гласил, что еще пока лицезреет потенциал для предстоящего понижения главный ставки. При каких критериях он быть может исчерпан? И возможен ли таковой вариант, что ставка будет длительно on hold, и последующим движением будет не еще одно снижение, а уже увеличение?

— Если поглядеть на набор сценариев, которые представлены в главных направлениях, как минимум в 2-ух из их — проинфляционном и рисковом — предполагается, что в 2021 году будет нужно некое ужесточение денежно-кредитной политики в силу снова же реализации некоторых доп проинфляционных рисков, или связанных с наружными факторами, или связанных с наиболее глубочайшим понижением потенциала русской экономики, нежели заложено в базисном сценарии. Это те варианты, когда места для понижения главный ставки может не оказаться. Так как возможность этих сценариев не нулевая, мы обязаны это принимать во внимание, когда формулируем свое мировоззрение по поводу наличия места и необходимости его использования.

Так как сравнительные вероятности сценариев изменяются с течением времени, от этого будет зависеть в конечном счете, будем ли мы употреблять то место для понижения ставок, которое предполагается в базисном сценарии, либо нет.

— Не считаете ли вы, что фраза о том, что ЦБ будет оценивать необходимость и сроки использования потенциала по понижению ставки, очень неопределенная?

— Степень определенности данной нам формулы соразмерна степени определенности той экономической действительности, с которой мы имеем дело. Снова же, ворачиваясь к главным фронтам, мы представили в нем три других сценария, это соединено с таковым двумерным нравом неопределенности: могут быть как разные сценарии со стороны восстановления спроса, так и разные сценарии исходя из убеждений воздействия пандемии на сторону предложения, на возможный выпуск. Разброс вероятных состояний мира на горизонте деяния ДКП на данный момент несколько больше, чем был, скажем, годом ранее.

— ЦБ весьма много внимания стал уделять потенциалу экономики и совершенно экономике. Означает ли это, что ЦБ себя ощутил ответственным не только лишь за инфляцию, да и за экономику и ее рост?

— Политика таргетирования инфляции в конечном счете возвращает не только лишь инфляцию к цели, да и экономику к ее потенциалу, и, фактически говоря, эти вещи вместе впрямую взаимосвязаны. Потому в каком-то смысле это то, что председатель на крайней пресс-конференции упомянула: о инфляции можно мыслить не только лишь как о цели, да и как о измерительном приборе, градуснике, который дозволяет оценить, где экономика находится по отношению к собственному потенциалу. Со всеми обмолвками, что на инфляцию, естественно, влияет много разовых причин. Потому, когда мы говорим про инфляцию как измерительный устройство, мы должны, естественно, мыслить о монетарной инфляции, которая связана со спросовыми факторами.

Говорим про потенциал мы в этом году по единственной причине, поэтому что обычно потенциал — это то, что изменяется медлительно, эволюционно. И исходя из убеждений денежно-кредитной политики считается величиной, которая полностью прогнозируема, ее значение уточняется раз в год, но в целом все текущие колебания, которые происходят, предполагается, что они в главном происходят на стороне спроса. На данный момент из-за последствий пандемии и для логистических цепочек, и для издержек бизнеса, связанных с защитой потребителей и работников от коронавирусной инфекции, даже можно гласить о том, что бизнесу нужно будет нанимать доп служащих для того, чтоб обеспечить непрерывность производства в критериях роста числа больничных. Это все понижает потенциал. Как это понижение произойдет, мы на данный момент не знаем ни в Рф, ни в мире. Потому это становится весомым вторым измерением. Мы про него говорим больше в силу того, что нам нужно показать, что это тот фактор, который весомым образом влияет на те развилки в проведении ДКП, которые мы принимаем во внимание.

— Оценка потенциала роста русской экономики в 1,5-2% остается?

— На текущий момент в базисном сценарии заложены вправду потенциальные темпы роста как и раньше порядка 1,5-2%, даже при том, что исходя из убеждений уровня мы все-же исходим из того, что какие-то утраты уровня будут, но от данной нам новейшей точки далее потенциал вырастает снова этими темпами 1,5-2%. В рисковом сценарии темпы могут быть несколько ниже, в нем предполагается, что глобальная экономика будет расти несколько наиболее низкими темпами из-за долгоиграющих последствий пандемии для мировой экономической и денежной систем.

— ЦБ не просчитывал, на каком уровне могла бы быть инфляция, если б не были приняты решения с июня прошедшего года о понижении главный ставки на 350 базовых пт?

— Нужно признать, что это было не одно решение, а вереница отдельных шагов, кропотливо сверенных. Вопросец, непременно, чисто гипотетичный, и если разглядеть такую гипотетичную возможность, что Центральный банк, невзирая на все то, что происходило с экономикой, держал бы ставку на уровне 7,75% с июня прошедшего года и прямо до текущего момента, то текущая инфляция была бы существенно ниже 4%, наверняка, даже кое-где в районе 2%, а может, даже и ниже 2%, нежели выше. И, быстрее всего, на последующий год снова же дезинфляционный фон тоже был бы весьма очень выраженный. В силу гипотетичности этого сценария и в силу того, что наш мандат обязует нас возвращать инфляцию к 4% либо задерживать ее у 4%, ровно потому эти решения (о понижении ставки совокупно на 350 б.п. — ИФ) и принимались. Денежно-кредитная политика подстраивает уровень главный ставки таковым образом, чтоб избегать значимого устойчивого отличия уровня инфляции от цели, которая формулируется «поблизости 4%».

Я подчеркну, что это мое чисто личное мировоззрение по поводу 2%.

— Когда будет наблюдаться наибольший эффект от этих всех принятых решений по понижению ставки? Можно ли совершенно это вычленить, поэтому что одно решение накладывается на другое?

— На данный момент я дам свою чисто экспертную оценку. Исходя из того, что мы знаем, что лаги коробки денежно-кредитной политики — это три-шесть кварталов, и вспоминая о том, как смотрелась линия движения понижения ставки, другими словами 150 базовых пт — во 2-м полугодии прошедшего года, 200 пт — с начала этого года (при всем этом основная часть этих 200 пт произошла в летнюю пору), то наверняка, максимум эффекта будет ощущаться кое-где в течение конца этого года — первого полугодия последующего года. Я желаю выделить, что в процессе обсуждения решения по ставке Банк Рф глядит на выводы разных моделей, также учитывает доброкачественную информацию. Именовать оценку Банка Рф того, каковой был вклад в инфляцию этих принятых решений, наверняка, это еще наиболее сложное упражнение.

— Центральный банк устраивает как и раньше формулировка цели по инфляции «поблизости 4%»? Не желаете ли вы ее как-то трансформировать, либо еще не настало время, потому что не все веруют до конца в этот таргет?

— Вопросец не в том, веруют в него либо не веруют, наиболее того, если уж все веруют в этот таргет, то поменять его буквально не нужно. Поэтому что нужно будет издержать весьма долгое время, чтоб уверить всех в каком-то другом таргете.

«Поблизости 4%» — нам эта формула представляется более правильно отражающей то, что мы считаем, является хорошим уровнем ценовой стабильности для Русской Федерации с учетом той волатильности индекса цен, который мы измеряем, и с учетом неоднородности ценовой динамики в отдельных регионах. То, что наша цель по инфляции несколько выше, чем в остальных странах, это обосновано необходимостью иметь некое большее место для учета данной нам неоднородности ценовой динамики снутри страны. «Поблизости 4%», а не некий твердый интервал — это соединено с тем, что зависимо от ситуации одно и то же отклонение от 4% можно считать весомым либо незначимым. Это зависит от того, за счет каких причин оно складывается. Когда мы задаем твердые границы, то это безизбежно фокусирует внимание на этих границах, и, на наш взор, это не полностью отражает то, как хоть какой центральный банк задумывается о собственной денежно-кредитной политике, о собственной цели по инфляции. Потому «поблизости 4%» — для нас нормально.

— Серьезно и навечно?

— Да, серьезно и навечно.

Источник: interfax.ru