Москва. 9 июля. INTERFAX.RU — В городках Сербии за два денька беспорядков, которыми сопровождались протесты против возврата карантинных мер, пострадали 118 полицейских и были задержаны 153 подозреваемых нарушителя, объявил директор правоохранительных органов Сербии Владимир Ребич.

ХроникаПандемия коронавирусаВсе материалы хроники

По его словам, «и прошлой ночкой граждане стали очевидцами неописуемого насилия и не только лишь в Белграде, да и в Нови Саде, Нише, Крагуеваце».

Он именовал это насилие недопустимым и пообещал, что правоохранительные органы сделает все, чтоб это пресечь.

По словам Ребича, «нанесен большенный вещественный вред — пострадала не только лишь личная, да и общественная собственность».

«Они (протестующие) разбивали авто, лупили стекла и витрины, поджигали мусорные контейнеры. В Нови Саде разбиты стекла в здании телерадиокомпании РТВ Воеводина, подожжен вход в здание городской администрации. В Нише и Крагуеваце уничтожены полицейские авто», — сказал Ребич.

Кавардаки появились в Белграде и ряде остальных городов Сербии в ночь (то есть темное время суток) на среду и повторились в ночь (то есть темное время суток) на четверг опосля того, как президент Александр Вучич на публике допустил, что с вечера пятницы возвратит комендантский час. В четверг президент выделил, что решение еще не принято и что принципиально уберечь не только лишь здоровье людей, да и экономику, но протесты продолжились.

Глава МВД (Министерство внутренних дел — орган исполнительной власти, правительственное учреждение, в большинстве стран, как правило, выполняющий административно-распорядительные функции в сфере обеспечения общественной безопасности) Сербии Небойша Стефанович обвинил участников беспорядков в намерении сдвинуть легитимно избранную власть.

Вучич намедни обвинил в произошедшем насилии зарубежные спецслужбы, сославшись на данные сербских служб сохранности.

Обеспокоенность в связи с событиями в Сербии высказали в Еврокомиссии. Представитель ЕК Ана Писонеро именовала ценностью меры по защите здоровья населения, но предупредила, что ограничения не должны наносить вреда основополагающим свободам и должны быть сведены к тому, что строго нужно.