Москва. 29 июля. INTERFAX.RU — Заместитель главы МИД РФ Сергей Рябков рассказал в интервью «Интерфаксу» по итогам прошедшего накануне в Женеве первого раунда российско-американских консультаций по стратегической стабильности о преемственности администрации Байдена в вопросе подключения Китая к переговорам по контролю над вооружениями, о перспективе преодоления разногласий с США по космической тематике, позиции Вашингтона по предложенному Москвой мораторию на размещение РСМД .

— Вчера по итогам консультаций по стратегической стабильности с американцами в Женеве вы заявили, что считаете нулевой возможность участия Китая в контактах по этой тематике. Но продолжают ли США настаивать на подключении КНР к переговорам по контролю над вооружениями, или они от этой идеи отказались?

— Как я понимаю американскую позицию, фактор Китая в общем весьма и весьма значим, и внимание на нем сфокусировано значительное с американской стороны. Я не могу сказать, что при нынешней администрации мы слышим от Вашингтона сигналы в пользу подключения КНР к нашему двустороннему с США диалогу по стратстабильности или каким-то гипотетическим переговорам в будущем, — нашим, двусторонним. Этого нет.

Но то, что американцы однозначно стремятся добиться того, чтобы Китай стал частью более широкого процесса или тем или иным образом оказался вовлечен в обсуждение тематики контроля над вооружениями, в частности, ракетно-ядерными вооружениями, это неоспоримо, это очевидно. И с этой точки зрения преемственность в позиции нынешней администрации в проекте на то, что творилось при администрации Трампа, в полной мере сохраняется. Здесь американская линия весьма последовательна, они этого добиваются.

— Накануне вы уже сказали, что консультации в Женеве показали потенциал для сближения позиций с США, несмотря на остающиеся разногласия по ряду вопросов. Касаются ли эти разногласия «девепонизации» космоса, темы, по которой Москве пока не удается найти с Вашингтоном точек соприкосновения? Обсуждалась ли вчера тема космоса, и есть ли настрой американцев на сотрудничество по этому вопросу?

— Тема обсуждалась, она не могла не обсуждаться, — это один из неотъемлемых элементов повестки дня относящихся к стратстабильности. У нас и в этой сфере есть расхождения с США, они связаны прежде всего с тем, что американцы выдвигают в наш адрес определенные претензии, которые на наш взгляд совершенно необоснованны.

При этом отказываются работать в рамках, которые мы им предложили: имею в виду известный проект, совместно составленный нами и Китаем договор, юридически обязывающий документ о предотвращении размещения оружия в космосе. Их логику, их аргументы я в данном случае воспроизводить не буду, это все многократно нами излагалось, хочу отметить другое: мы исходим из того, что космос в целом, во всех аспектах, так же как и другие новые технологии и возможности, которые появляются у сторон в военной сфере, должны стать частью того самого «уравнения безопасности», о котором мы говорим уже длительное время.

Без этого потенциальный диалог будет неполным, мы не сможем в процессе обсуждения любых процессов стратстабильности обойтись без того, чтобы затрагивать тематику космоса. Как это будет организовано, вопрос другой. У нас был определенный опыт при администрации Трампа, у нас не так давно, в марте, прошла закрытая видеоконференция с американцами в межведомственном формате по тематике космической безопасности. Здесь есть различия в методологии подхода и в определении пунктов конкретной повестки дня в части всей этой космической темы достаточно обширной, но это все рабочие моменты, я надеюсь, они преодолимы.

И вчера именно в таком ключе мы вели разговор с американцами и настраивали именно на это их, чтобы они все же нашли в себе силы и желание посмотреть на проблему комплексно и не сводить все только к тематике космического мусора так называемого, как это происходит сейчас. При всей важности данной темы, это лишь один из компонентов гораздо более широкого и объемного досье.

— Тема предложенного Россией моратория на размещение ракет средней и меньшей дальности в Европе обсуждалась в Женеве? Вашингтон готов к этому, если не на бумаге, то хотя бы на словах, или по-прежнему уходит от ответа?

— Позиция, к сожалению, прежняя у американской стороны в отношении этой нашей идеи. Прорабатывать ее предметно они не готовы. В моем понимании их подход к этому нашему предложению сводится к тому, что мы пытаемся увести в сторону дискуссию, что по-прежнему корень проблемы якобы в нарушении Россией ныне уже несуществующего договора. Разница в том, что они смотрят в прошлое, а мы смотрим в будущее здесь.

Они ссылаются на какие-то свои интерпретации процессов, происходивших несколько лет назад, у нас совершенно другой взгляд на это, и мы в любой момент можем доказать, почему и насколько американцы здесь неправы. Но суть вопроса в том, что движения вперед нет, но мы будем продолжать обращать внимание американской стороны на важность этой темы и во избежание нового ракетного кризиса, на этот раз уже в Европе, призывать их все же, пока еще есть время, пока не закрылось окно возможностей, — оно сужается быстрым темпом с учетом того, что в США развернуто несколько программ создания таких систем наземного базирования, систем средней и меньшей дальности, очень современных, опасных, дестабилизирующих.

В момент, когда и если такие системы появятся в Европе, мы получим совершенно другую ситуацию, на которую мы будем вынуждены реагировать и реагировать твердо, убедительно, военно-техническими мерами. Это приведет к ослаблению европейской безопасности, однозначно, и безопасности США. Зачем им это нужно, я не понимаю. Мы призываем их договариваться пока еще не поздно.

— РФ ранее не исключала обсуждения с США своих новейших систем вооружений, включая «Кинжал» и «Посейдон», которые вызывают обеспокоенность Вашингтона. Поднималась ли эта тема, в том числе, с точки зрения возможного включения их в какие-то новые договоренности?

— Для американцев эта тема представляет интерес, мы, естественно, от разговора не уходим. Суть нашей позиции в данном вопросе: для постановки вопроса в такой плоскости, а именно потенциального ограничения наших возможностей в сфере этих новейших систем, никаких оснований нет. Мы все уже давно объяснили американцам, какие из наших новейших систем подпадают под действие продленного в феврале ДСНВ. Когда эти наши системы будут ставиться на боевое дежурство, мы, разумеется, будем действовать в полном соответствии с требованием договора, в этом нет никаких сомнений.

А другая часть этого набора наших новых систем, она остается вне нынешней сферы контроля над вооружениями, и при отсутствии готовности США двигаться в направлении разработки новых договоренностей, все это так и останется, независимо от каких-то пожеланий, от высказанных каких-то предпочтений с американской стороны.

Мы безусловно будем развивать наши возможности на этих направлениях, поскольку считаем, что появление подобных систем укрепляет и нашу безопасность, и стратегическую стабильность в целом. Произошедшее — это прямое следствие выхода США из Договора по ПРО, а сам факт появления этих систем связан напрямую с тем, что США решили освободиться от ограничений, которые имелись в рамках Договора по ПРО, но это был их выбор. Мы их неоднократно предупреждали о последствиях, мы им объясняли нашу логику, теперь мы находимся в новой ситуации, и абсолютный приоритет — обеспечение нашей безопасности ни у кого не должен вызывать никаких сомнений, в том числе у США.

Мы будем прежде всего заботиться о том, чтобы мы гарантированно были защищены от любой агрессии со стороны любого потенциального противника, включая США, а уже потом, когда мы будем иметь стопроцентные гарантии в этой сфере (сейчас они есть, но их нужно поддерживать на должном уровне дальше), уже потом мы будем смотреть, возможно что-то дальше, невозможно…Это вопрос открытый, он очень сложный, и в любом случае США должны понимать, что никаких односторонних уступок, никаких просто шагов навстречу им, просто их пожеланиям без готовности США идти на компромисс, учитывать наши интересы, наши озабоченности в разных сферах, связанных с тем, что США проводят в плане развития собственной военной организации, создания новых систем, появления их в разных регионах, — без этого ничего у них не получится с точки зрения «постановки под контроль» наших новейших систем вооружений.

Источник: interfax.ru