Не исключено, что скоро раздастся и мощнейший призыв к павликам морозовым посодействовать родным спецслужбам — прислушаться к непривычному акценту, приглядеться к карим пуговкам с зарубежными надписями, принюхаться к чужеродному парфюму и здесь же сказать, куда следует

Своевременные аналогии происходящего на данный момент в Рф с тем, что творилось в сталинские времена провел в собственном блоге писатель Сергей Беседин:

«Приклонен либо нет к власти задержанный журналист Сафронов — уже не имеет никакого значения.

Уж как приклонен был к ней некогда Миша Кольцов, основной редактор “Огонька”, а позднее “Крокодила”. Сколько фельетонов — сотки! — предназначил он смышленому, ярчайшему, меркантильному, профессиональному, если это слово применимо к махровой пропаганде, разоблачению противников народа — от дела Промпартии до бухаринского процесса. Как экзальтированно воспевал СЛОН (Соловецкий лагерь особенного предназначения) и его роль в перековке людей и воспитании человека новейшей формации. Как виртуозно делал особенные поручения вождя, став его консильори в республиканской Испании!

Нет, не посодействовало. Пересидев, чудилось бы, самый ужасный период — ежовщину, Кольцов был арестован уже при Берии в самом конце 1938 года прямо в редакции газеты “Правда”.

Спеша сохранить жизнь, Кольцов отдал показания на 70 собственных коллег по литературному цеху — Эренбурга, Фадеева, Финка, Всеволода Вишневского, Алексея Толстого, Агнию Барто… Все эти люди, красивые и не весьма, оптом были зачислены им в “агенты французской разведки”. Некие позднее — тоже арестованы. Самого Кольцова арестованный Ежов именовал “английским шпионом”, мгновенно сочинив, что тот шпионил совместно с ежовской супругой Евгенией Хаютиной.

Любопытно, какие показания в итоге даст Иван Сафронов? Сколько его коллег окажутся агентами? Кажется, это ноу хау — открывать через 1-го шпиона целые сети заговорщиков — ФСБ (Федеральная служба безопасности Российской Федерации — федеральный орган исполнительной власти Российской Федерации, осуществляющий в пределах своих полномочий решение задач по обеспечению безопасности Российской Федерации) пока ещё не употребляла на всю катушку.

Вернёмся к Кольцову. Пытки и допросы длилось более одного года, в итоге Кольцова расстреляли по “списку 346-ти”, в который вошёл и сам Ежов.

Кажется, сегоднящая ФСБ (Федеральная служба безопасности Российской Федерации — федеральный орган исполнительной власти Российской Федерации, осуществляющий в пределах своих полномочий решение задач по обеспечению безопасности Российской Федерации) сама уже не может ничего придумать. Лишь копипастить со именитых действий прошедшего. Ну и для чего сочинять? Современным чекистам комфортно и приятно в тех, старенькых, шинелях и кожанках из тридцатых-сороковых годов. Русское общество быстро погружается даже не в брежневскую — в сталинскую архаику, во времена повести “Судьба барабанщика” и романа “Потаенна 2-ух океанов”, кинофильмов “Член правительства” и “Ошибка инженера Кочина”, где нескончаемые шпионы отыскивают карту укреплений русской стороны либо схему добычи нужных ископаемых; в бездну бреда, где копают тоннели из Бомбея в Лондон и подсыпают гвозди в сливочное масло. Не исключено, что скоро раздастся и мощнейший призыв к несовершеннолетним павликам морозовым посодействовать родным спецслужбам — прислушаться к непривычному акценту, приглядеться к карим пуговкам с зарубежными надписями, принюхаться к чужеродному парфюму и здесь же набрать телефон жаркой полосы…

Не ждём, а готовимся?»