Это значит, что у русских властей осталось совершенно не много времени для того, чтоб преодолеть зависимость экономики от углеводородов

Рф осталось не так много времени и в прямом, и в переносном смысле. Дело в том, что к 2050 года Европа стопроцентно откажется от нефти и газа. Это значит, что нефтедолларовый сборочный поток, снабжающий экономику с русских времен и позволяющий ей поменять сырье на технологии и потребительский образ жизни, доживает крайние 30 лет…

О этом заявила на брифинге, отвечая на вопросец о судьбе «Североного потока-2» еврокомиссар по энергетике Кадри Симсон, представитель Евросоюза, который до сего времени является наикрупнейшим пользователем русских углеводородов:

«Цель ЕС — в том, что к 2050 году стать климатически нейтральным. Это означает, что к тому времени мы выведем из потребления ископаемые энергоносители, и все поставщики Евросоюза обязаны иметь это в виду»

Европейские страны, по словам Симсон, хотят отрешиться не только лишь от нефти, да и от метана (природного газа), на подмену которому должны придти «декарбонизированные газы», до этого всего водород.

В среду, как понятно, Еврокомиссия одобрила сходу две стратегии, направленные на достижение «климатической нейтральности». 1-ая просит создание одного энергорынка и диверсификацию поставщиков, 2-ая — общее создание незапятнанного водорода в энергетических целях.

Для Рф это значит слом всей модели экономики, в какой углеводороды вывозятся на Запад, а на вырученную валюту покупается все то, что страна не в состоянии произвести без помощи других, пишет Finanz.

Экономист Антон Шабанов поведал в связи с данной для нас новостью о том, что может спасти от коллапса российскую экономику:«То, что на данный момент кажется маловероятным, уже через пару пар лет окажется повседневностью. Вот и Евросоюз гласит открыто к 2050 г. мы собираемся стопроцентно отрешиться от ископаемых энергоносителей (до этого всего нефть и газ, очевидно).

Не будем про экологию и как конкретно они это будут созодать — план есть, подробный и полностью для себя настоящий даже по сегодняшним меркам. Для нас здесь основное другое!Если гласить о том же самом на наиболее понятном языке, то через 30 лет у Рф пропадет наикрупнейший пользователь углеводородов. Другими словами доходы нашего бюджета свалятся весьма очень.

Ну либо нужно как можно резвее диверсифицировать свою экономику и как можно меньше глядеть на нефть и газ. Пока время для этого есть, 30 лет хороший срок. Но он пропархает много резвее, чем мы думаем, так что начинать переход на новейшие экономические рельсы лучше уже вчера, по другому…

Ну, вы всё наверное и так осознаете…»

Сетевой аналитик Анатолий Несмиян справедливо отмечает, что до 2050 года не так и много времени:

«В целом для сегодняшнего поколения русских воров и уголовников, естественно, дожить до 50 года будет несколько проблематично — даже с их украденными млрд приобрести бессмертие нереально. Но на их век как бы хватит.

Иной вопросец, что сокращение закупок углеводородного сырья начнет ощущаться еще наиболее рано, а беря во внимание тотальную некомпетентность всех путинских назначенцев, ни в какую конкурентнсть они не могут. Потому дела у их идут очень плохо уже на данный момент: в один момент обнаружилось, что все действенные госкорпорации страшенно убыточны, хотя пока на их положении это не очень сказывается ввиду наличия подушечки сохранности в виде русского бюджета. То, что русское население в таком раскладе выводится за скобки их, понятно, не волнует. Ну и с что бы?

Уже на данный момент понятно, что российская пропаганда заведет невеселую волынку про то, что это все чушь — другая энергетика дорога, а поэтому заботливые европейцы больше стращают, чем в действительности будут перебегать на нее. Но энергия — это стратегический продукт, и его стоимость считается по другому, чем у обыденного продукта в магазине. В стоимость стратегического продукта постоянно закладывается внушительная толика сохранности, которая тоже чего-то стоит. Зависимость от психопата и шантажиста с манией собственного величия — это риск, а поэтому наиболее финансово накладная ненефтяная энергетика в итоге может оказаться значительно дешевле, если учесть этот параметр. Вообщем, не только лишь бандиты и шпана с востока смущают европейцев — ковбои из-за океана, практически против воли впаривающие свои заманчивые предложения, тоже не вызывают обезумевшего экстаза. Плюс Ближний Восток с его тривиальной в недалеком будущем новейшей волной политической непостоянности — в общем, решение о формировании принципно новейшего энергобаланса для Европы смотрится полностью оптимальным. Опасности и опасности довольно значительны, а поэтому самое логичное — минимизировать их до максимума.

Намек Симсон на судьбу «Северного потока-2» смотрится в этом свете очень прозрачным. До 50 года — 30 лет. В складывающихся критериях даже при запуске проекта он не успеет окупиться, потому что начальная оценка срока окупаемости при условии соблюдения Третьего энергопакета (другими словами, половинной загрузке) как раз составляла 30 лет (8 лет — при 100% загрузке мощностей). Но с учетом рухнувших цен на газ практически за год практически в 4 раза рассчитывать на окупаемость проекта просто несуразно — трубы истлеют ранее.

В этом смысле для Европы уже нет никакой принципной различия — будет ли реализован проект либо так и утопнет в Балтике. Не сумеют российские его запустить — ну и хорошо. Смогут — тоже хорошо. Но биться за него ЕС сейчас уже навряд ли будет. Европа равномерно (и достаточно стремительно) перебегает в отношении СП-2 в статус зрителя.

То, что русские нефть и газ закончат заинтересовывать Европу, непременно, большой плюс. У рентной экономики есть специфичная черта — при исчезновении рентного ресурса исчезает и то сословие, которое с нее питалось. В нашем случае уголовная шпана с Лиговки, захватившая власть в стране, как раз и питается с этого ресурса. Все конвульсивные пробы отыскать некий иной («люди-новая нефть») фуррором не увенчаются. Завершается пищевой ресурс — и вся пищевая цепочка уходит в небытие. Закон природы обойти нереально. Завершатся доходы от нефти и газа — бандиты уйдут со сцены, утратив сначала денежный ресурс, а за ним — и императивный. Это безизбежно, как дембель у бойца. И это произойдет еще ранее пятидесятого года. Фактически, это уже начинает происходить, если кто не увидел…»