Арест губернатора Хабаровского края Сергея Фургала — не 1-ый и, видимо, далековато не крайний арест в русской политической элите. "НИ" разбирались, кто кого сажает, и основное, за что.

Лена Иванова, Наталья Сейбиль

Сергей Фургал – пятнадцатый губернатор c 2003 года, оказавшийся за сеткой. При президенте Ельцине губернаторов не сажали. С ними вели позиционные бои, заключали перемирия, опять ссорились, позже мирились… Ситуация поменялась в 2004 году, когда были практически отменены губернаторские выборы. «1-ый начал двигаться» в 2004 году: губернатору Камчатки коммунисту Мише Машковцеву предъявили совокупный вред на 7 млрд рублей по нескольким уголовным делам. Любопытно обвинение в неправомерном распределении квот на вылов лосося, что на Камчатке и Далеком Востоке считается «business as usual“. Машковцеву удалось переизбраться, и дела закрыли по истечении срока давности. Три последующих губернатора: глава Ненецкого АО Алексей Баринов, губернатор Амурской области Леонид Коротков и глава Иркутской области Александр Тишанин попали в 2007-2008 годах под обычные «губернаторские» обвинения: злоупотребление служебным положением, халатность, нецелевое расходование экономных средств. Опосля судебных мытарств Коротков был оправдан трибуналом, на Тишанина дело закрыли из-за отсутствия состава злодеяния, Баринова приговорили условно и отпустили из зала суда. Три губернаторских кресла освободились для подходящих людей.

За годы президентства Дмитрия Медведева губернаторов сажать не стали. Лишь на излете, в 2011 году губернатор Тульской области Денин получил взятку и сел на 9 с половиной лет. В следующие годы посадок сделалось больше. В 2015 году за сетку направились сходу 3 губернатора: Брянской, Сахалинской областей и глава Республики Коми. Что любопытно, главу Коми Вячеслава Гайзера обвинили за нанесение вреда республике на сумму 3,5 млрд рублей, что вдвое меньше, чем предъявили Мише Машковцеву в 2004 году. Но Машковцев не провел за сеткой ни денька, а Гайзер сел на 11 лет.

Не подфартило и предшественнику Гайзера Владимиру Торлопову, которого обвинили в разработке криминального общества со своим преемником, и он отправился за сетку на 6 с половиной лет.

Самым урожайным на высадки губернаторов год выдался 2017-й. Перед президентскими выборами обвинение получили 4 человека. В кутузку направились двое – прошлый глава Кировской области Никита Белоснежных и экс-глава республики Марий-Эл Леонид Маркелов. Глава Удмуртии Александр Соловьев посиживает 4-ый год под домашним арестом. Миша Юревич, прошлый губернатор Челябинской области от греха подальше уехал в Лондон и арестован заочно. Его дело очень припоминает историю с министром денег Алексеем Улюкаевым. Юревичу «колбаски» принес назначенным им министр здравоохранения Виталий Тесленко, опосля что против Нисевича было возбуждено уголовное дело о взятке в 26 миллионов рублей.

Обвинения в адресок Сергея Фургала куда наиболее суровые – ему обвиняются убийства. Это значит бессрочное заключение.

Политолог Андрей Миронов, управляющий Фонда исследования электоральных действий, считает: «Арест Фургала – это не показатель эффективности работы правоохранительных органов, это удар по престижу первого лица страны, который причастен к предназначению всех губернаторов. В Рф принцип «Я вами управлял, я отвечаю за все» еще никто не отменял, потому у обычного населения возникает вопросец: Фургал 11 лет был в Гос Думе, а позже еще был назначен губернатором. А куда смотрели правоохранительные органы, и как он был представлен Президенту страны на должность губернатора, имея за собой такие хвосты? На данный момент это основной вопросец.»

Некие политологи считают, что сядет Фургал из-за выборов. 44% явки Кремль ему простить не сумеет. «Явка в 44% в голосовании за конституцию – это была крайняя капля. Губернатор отвечает за нелояльность населения власти. В Законодательном собрании Хабаровской области присутствие партии власти равна нулю. Никого от «Единой Рф», зато много от КПРФ (Коммунистическая партия Российской Федерации — официально зарегистрированная левая политическая партия в Российской Федерации) и ЛДПР (Либерально-демократической партия России — официально зарегистрированная политическая партия в Российской Федерации). Рейтинг Фургала в Хабаровском крае превосходит рейтинг Президента. Впереди выборы в Муниципальную Думу. Хабаровский край – это весьма большая земля. Хабаровский край показал себя несистемным в общей политической картине для управления страны. Это был нарыв, который необходимо было убрать, и его убрали при помощи старенькых дел. Если б итог у Фургала был бы таковой же, как у Цепелева в Кемерово, а конкретно 90% явки, то никаких бы уголовных дел не было, и Фургал продолжал бы посиживать на этом месте», гласит Андрей Миронов.

Доктор, доктор политологических наук Юрий Нисневич поделился с НИ воззрением о том, что аресты губернаторов и мэров – это итог борьбы группировок воздействия в русской власти:

«Эта система построена на конкуренции группировок. Потому я постоянно гласил, что у нас не персоналистская диктатура, а персонифицированная. Идет война группировок, а они пронизывают все. В одной силовой структуре быть может несколько различных группировок. Это корпоративный абсолютаризм. Она не похожа на сталинскую систему. Тут любая группировка залезает на местность иной, потому система не устойчива. Эти группировки занимаются крышеванием экономики. До президента Путина это были финансово-экономические группировки. С приходом Путина их поменяли на силовые структуры, группировки, которые их пронизывают. На замену одной группировке придет иная группировка. У кого-либо есть энтузиазм к Хабаровскому краю, Фургал им мешает, они его убирают.»

Под обстрелом находятся не только лишь губернаторы, да и мэры. В 2019 году Комитет штатских инициатив, общественная организация, основанная Алексеем Кудриным, провел исследование о индивидуальности ротации корпуса мэров в Рф. Исследователи проанализировали данные из 109 городов по 359 мэрам. Если кратко обрисовать его результаты, можно процитировать бессмертную комедию Леонида Гайдая «Кавказская пленница»: у русских мэров есть лишь две дороги – или в загс, или в кутузку. Опосля ухода со собственных постов 263 мэров 55 из их перебежали в региональные исполнительные органы власти, почти все стали заместителями губернаторов, а 39 – подверглись уголовному преследованию. Если мэры были избраны , а означает, не зависимы от губернатора, они почаще попадали под уголовное преследование. Те, кого назначали, шли далее во власть. 20 экс-мэров стали депутатами Госдумы либо сенаторами. Еще 12 бывших мэров стали губернаторами.

«Высадка – это естественный путь для элит поменять представителя власти. Так как силовики у нас в стране играют весьма важную роль, львиная толика отставок и посадок мэров приходится на их роль. Если ранее борьба за мэрское кресло проходило формате выборов, то на данный момент еще проще оказать силовое воздействие на того либо новейшего мэра, потому что в отличие от губернатора у него меньше шансов получить поддержку на федеральном уровне», — считает Илья Гращенков, управляющий Центра развития региональной политики.

С ним согласен Андрей Миронов: «Если проанализировать крайние 10-15 лет, большенный пул желающих стать губернаторами существенно миниатюризируется, видя твердый контроль Кремля и правоохранительных органов, но новейшие назначенцы выдвигаются федеральными структурами, которые ставятся на этот регион лишь для того, чтоб проводить те либо другие задачки, которые будут идти из центра. Они не самостоятельны в собственных действиях, а лишь исполнители тех либо других групп.»

Политологи молвят, что в обществе назрела потребность в возврате выборов на городском уровне. Технократы не могут решать заморочек людей. Ставили их губернаторы, потому подотчетны они тоже лишь им.»Именовать этих управленцев действенными никак недозволено. Потому мы лицезреем на этих должностях технократов. На данный момент в обществе есть запрос на возвращение прямых выборов мэров, и мэр должен вместе с хозяйственными функциями быть политиком. Общество начинает выбирать по политической расцветке.», делает выводы Андрей Миронов.