В столице Сербии две ночи попорядку горели флаеры, летели камешки. Предпосылкой беспорядков стал новейший карантин, которые объявил президент страны Александр Вучич. И хотя власти смягчили свои заявления, люд успокаиваться не желает.

Две ночи попорядку в Белграде проходят протесты. Во вторник вечерком на улицу вышли студенты и горожане. Поначалу люди умиротворенно протестовали против новейшего карантина, который объявил президент страны Александр Вучич. В стране снова резко пошли ввысь числа по пандемии: 4 тыщи в поликлиниках, 120 человек в реанимации на ИВЛ, 13 человек погибли.

Оппозиция критикует власти за то, что карантин был снят очень рано. Уже в конце мая были открыты магазины, бары, прошли футбольные матчи со зрителями. Но как оказывается, люди не готовы опять посиживать по домам. К протестующим присоединились праворадикальные группы, и протест закончил быть мирным. Демонстранты захватили здание сербского парламента – Скупщины. Заполыхали флаеры, правоохранительные органы утихомиривала протестующих дубинками и слезоточивым газом. ВВС (Военно-воздушные силы (флот) (ВВС, ВВФ) — вид Вооруженных сил государства, в функции которого входит борьба с противником, находящимся в космосе, воздушном пространстве, на земле, на поверхности моря и под водой, а также транспортировка десанта, доставка имущества и вооружения, воздушная разведка, разведка погоды при помощи летательных аппаратов), ссылаясь, на сербские СМИ (Средства массовой информации, масс-медиа — периодические печатные издания, радио-, теле- и видеопрограммы), поведали, что посреди протестующих был член Скупщины, узнаваемый своими высказываниями против вакцины и 5G.

В среду президент Вучич в новеньком воззвании попробовал смягчить формулировки. «Карантин будет объявлен лишь в Белграде, и не на четыре денька, а лишь на выходные» — произнес он. Но попытка сгладить углы не удалась. В ночь (то есть темное время суток) на среду кавардаки в столице продолжились. На улицах снова горели покрышки, на полицейских летели камешки, флаеры и канистры со слезоточивым газом. Таковых жестоких противоборств на улицах Сербия не лицезрела уже 25 лет опосля свержения режима Слободана Милошевича.

«Протесты продлятся, поэтому что они ориентированы не против карантина, как кажется, а против утраты контроля правительством и злоупотребления власти», написал в Твиттере Флориан Бибер из Центра исследования Юго-Восточной Европы. Оппозиция гласит, что люди не доверяют инфы о количестве зараженных и погибших от вируса. О этом пишет и сербская пресса. Карантин был снят очень стремительно, поэтому что правительственная партия СНП желала стать победительницей пандемии перед выборами. Это посодействовало. 21 июня СНП триумфально одолела. Оппозиция была разгромлена.

Сербия имеет статус страны- кандидата Евро Союза. Шпигель пишет, что Сербия не сближается, а удаляется от Европы. В стране наблюдается усиление авторитаризма. Правящая партия проталкивает собственных людей в юстицию, госуправление и муниципальные компании. Как и Виктор Орбан в примыкающей Венгрии, Александр Вучич поддерживает приклнных бизнесменов госконтрактами. Сербия занимает 93 пространство из 180 по свободе слова. Независящих изданий фактически не осталось.

Европа, вялая от Брекзита, наплыва беженцев и связанных с сиим неуввязками, закончила заниматься новенькими кандидатами и расширением. Тогда сербский президент обратился к остальным. К примеру, он благодарил «собственного брата» Си Цинпиня, главу Китая, за помощь в борьбе с коронавирусом. «Пусть вечно вырастает наша неразрушимая дружба», восклицал президент, прошлый министр пропаганды в правительстве Милошевича.

Но те же избиратели, которые проголосовали за партию Вучича, вышли на улицы. И обещали выйти опять.