Коллеги арестованного за «шпионаж» журналиста Ивана Сафронова высказались в его поддержку.

Социальные сети дружно отозвались на арест еще одного журналиста, свидетельствующий о полнейшем попрании свободы слова в нашей стране.

Так, сотрудник Сафронова узнаваемый журналист и писатель Миша Зыгарь пишет:

«Я понимаю Ваню практически с его юношества. Точнее, мы познакомились на похоронах его отца, Ивана Иваныча Сафронова.

В 2007 году мы с Иван Иванычем писали расследование о потаенной продаже ракет из Рф в Иран через Белоруссию. Уже практически сдали текст, но Иваныч предложил перенести его на пару дней – чтобы подсобрать объяснений. Но текст так и не вышел, поэтому что пока Иваныч собирал комменты, он вдруг приболел. А позже выпал из окна. Тогда и, и на данный момент я уверен, что его уничтожили.

Ваня в тот момент лишь собирался поступать на журфак. И сделал все, чтоб продолжить дело собственного отца – уже через пару лет он стал военным обозревателем в «Коммерсанте», как и отец. И все знают, что Ваня весьма приличный, ответственный юноша, который писал про военных и про торговлю орудием.

И Иван Иваныч, и Ваня — истинные патриоты, которые обожали и обожают родину, и — как ни удивительно — российский ВПК. И от всей души за него переживают. Родина — это такие как Ваня и Иван Иваныч. А те, кто их преследуют и убивают, — изменщики.

Сколько уже можно данной жести…»

Иной сотрудник Ивана Сафронова, его тезка Иван Голунов, годом ранее попавший буквально в такую же ситуацию, уверен, что русской журналистике сиим арестом нанесен смертельный удар:

«Пока мы не знаем подробностей «дела Ивана Сафронова», но уже совсем понятно, что опосля этого дела журналистика в Рф будет иной. И звучная история с заметкой Ивана про отставку Валентины Матвиенко, и пусть даже заметка про поставки вооружения в Египет — это все истории, написанные на инфы от источников. Наверняка, было бы верно работать на предотвращение утечек, а не преследовать журналистов, которым удалось добыть информацию.

Наверняка, с нынешнего денька необходимо закончить рекомендовать начинающим журналистам для погружения в профессию глядеть кинофильм «Вся президентская рать», о том, как работа журналистов привела к «уотергейтскому скандалу». В современной русской парадигме, работа Бернстайна и Вудворда — тривиальная госизмена, подрыв конституционного строя и т.д.

Как читатель, я восторгался работой Ивана Сафронова с источниками. Как журналист, я постоянно боялся работать с источниками — необходимо осознавать мотивацию источников, кропотливо перепроверять их информацию.

Мне трудно примерить на себя историю про госизмену. Хотя по историям Оксаны Севастиди и Светланы Давыдовой, мы знаем, что это «резиновая» статья, в которую можно засунуть все что угодно. Здесь же я начинаю вспоминать с кем из иноземцев я общался. Хм, а бюрократы с ВНЖ числятся? Но даже если ты принципно не работаешь с источниками, то влететь на гостайну, совершенно не составляет заморочек.

Вообщем, даже если ты просто сопоставляешь информацию из различных официальных документам, и приходишь к выводам, которые кому-то не весьма нравится, то для тебя прилетает «нарколаборатория».

Опосля скандала в «Коммерсанте» Иван ушел работать в «Ведомости», а когда сделалось понятно о смене собственника издания, Иван не стал пробовать, и ушел из журналистики. Я, и почти все остальные журналисты, сотки раз задумывались поступить также. Но…

Вчера вечерком, перед сном, я глядел видео собственного задержания. Проснувшись, я узрел очередное видео. На нем был иной человек, но совсем так же растерявшийся. Совсем не желаю, чтоб эта растерянность стала главным чувством журналистики на наиблежайшие пару лет…»

Журналист Борис Грозовский солидарен с Голуновым в оценке вреда, который власть наносят собственной безответственной деятельностью, при этом не только лишь журналистика, да и иным общественно принципиальным институциям:

«Колонки про терроризм недозволено (на каждую по 500 тыс не насобираешь), канадский паспорт недозволено (дело Верзилова), «Ведомости» тоже больше недозволено, работать в ВШЭ и ее критиковать недозволено. Ну и совершенно, работая в ВШЭ, лучше не критиковать — уволят при первой реорганизации подразделений. Нужно бы создать новейший институт, да кто ж его лицензирует — Рособрнадзор. Нужно бы создать новейший институт, да кто же за это заплатит: вести бизнес в Рф и финансировать такие проекты недозволено уже лет 15 как, а несогласные с этими правилами выдавлены и из бизнеса, и из страны (правила жизни в стране до и опосля референдума)…»

А политолог Александр Морозов выдвинул очень правдоподобную версию обстоятельств ареста Ивана Сафронова. Если это так, то муниципальный бред достигнул новейшего дна:

«Это драматичная история. Дело в том, что — вы этого не читали, — в периферийных русских (донбасских) медиа циркулирует такое разъяснение сноса монумента Коневу: сделал это сегодняшний предводитель Праги-6 Ондржей Коларж. Но не сам — а по наущению отца. Отец его — узнаваемый чешский дипломат, был послом в США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке), а потом в Москве (до декабря 2012 г.). ФСБ (Федеральная служба безопасности Российской Федерации — федеральный орган исполнительной власти Российской Федерации, осуществляющий в пределах своих полномочий решение задач по обеспечению безопасности Российской Федерации) считает, что монумент Коневу снесли по плану, разработанному американской компанией, в какой на данный момент работает Коларж-старший.

А на другом конце этого коромысла — судьба Ивана Сафронова. Он 1990 г.р. Его отец умер в 2007 году. Так как ФСБ (Федеральная служба безопасности Российской Федерации — федеральный орган исполнительной власти Российской Федерации, осуществляющий в пределах своих полномочий решение задач по обеспечению безопасности Российской Федерации) уже заявил, что Сафронов-мл., типо был завербован в 2012 году, то из него будут выбивать факт общения с послом Чехии в РФ (Российская Федерация — государство в Восточной Европе и Северной Азии, наша Родина) Коларжем.

Что в реальный момент Сафронов-мл. не помнит. Так как ему тогда было 22 года и он прогуливался, как все журналисты, на приемы в различные посольства.

А «послание» русских спецслужб и В.Путина чешскому правительству уже отлично читается в аресте Сафронова.

Это весьма грязный ответ Кремля на снос монумента ценой свободы, — я совсем в этом не сомневаюсь, — невиновного человека…»

Горько пошутила на данную тему Ксюша Чурмантеева:

«А позже будет произведён обмен Сафронова на монумент Коневу, который вредные чехи отказались Шойгу продавать. Хитро!»

«Дело Ивана Сафронова быть может еще одним ударом по русской журналистике. Хоть какой журналист занимается сбором инфы. В современных СМИ (Средства массовой информации, масс-медиа — периодические печатные издания, радио-, теле- и видеопрограммы) конкурентноспособным преимуществом считается выстраивание отношений с источниками (как ньюсмейкерами), получение эксклюзивной инфы (ранее соперников) и ее скорая трансформация в высококачественный текст. Также журналисты ведущих изданий интегрированы в систему отношений с забугорными сотрудниками и аналитиками – в этом они близки к экспертному обществу. Это часть работы, которая на данный момент может стать проф риском.

Тем наиболее, что по российскому законодательству в измене можно обвинить не только лишь человека, владеющего допуском к секретам, да и хоть какого гражданина Рф. Довольно процитировать статью 275 УК (Уголовный кодекс — система нормативных правовых актов, принимаемых уполномоченными органами государственной власти) РФ (Российская Федерация — государство в Восточной Европе и Северной Азии, наша Родина) «Муниципальная измена»: под нее подпадает не только лишь выдача гостайны, да и «оказание денежной, материально-технической, консультационной либо другой помощи зарубежному государству, интернациональной или зарубежной организации либо их представителям в деятельности, направленной против сохранности Русской Федерации». Так что журналист, пересказавший иноземцу содержание собственных размещенных статей, быть может обвинен в том, что он консультировал противника, нанося вред сохранности.

С учетом закрытого нрава дел о госизмене защищаться обвиняемому очень трудно. Это не дело Ивана Голунова, которое было сходу же на сто процентов скомпрометировано возникновением в Вебе фото сторонней нарколаборатории. Сейчас сотворен прецедент возбуждения дела по обвинению в госизмене в отношении журналиста, еще не так давно работавшего в одном из ведущих СМИ (Средства массовой информации, масс-медиа — периодические печатные издания, радио-, теле- и видеопрограммы) (как можно судить, непродолжительная деятельность Ивана Сафронова в Роскосмосе следствие не интересует). Логично, что журналистское общество сделалось протестовать, восприняв это дело как принуждение к самоцензуре и переписыванию официальных пресс-релизов близко к тексту.

Вообщем, источник РИА «Новостей» уже дает осознать, что вероятен запасной вариант – если обвинение в госизмене обосновать не получится, то Сафронова могут скоро выпустить. При всем этом дается осознать, что он должен сотрудничать со следствием – это, видимо, эвфемизм признания вины в наименьшем злодеянии. Можно представить, что в разглашении гостайны без умысла (статья 283 УК (Уголовный кодекс — система нормативных правовых актов, принимаемых уполномоченными органами государственной власти)). Но это значит, что человек все равно признается, что повинет, а само дело может стать прецедентом в отношении остальных журналистов – тем наиболее, что сама статья предугадывает до 4 лет лишения свободы. Логично, что Сафронов уже отказался от адвоката по предназначению и пригласил защитников, готовых действовать в интересах клиента…»