Москва. 30 сентября. INTERFAX.RU — Слияние бизнеса Anheuser-Busch InBev и Anadolu Efes в РФ и на Украине два года вспять привело к смене фаворита на русском рынке пива: по итогам 2019 года на первом месте оказалась объединенная компания AB InBev Efe. Согласно данным, которые аналитики «ВТБ Капитала» приводили в собственном обзоре, толика AB InBev Efes составила 28% против 27% у наиблежайшего соперника — датского Carlsberg. В 2020 году компаниям приходится соперничать в новейших критериях: COVID-19 стукнул по ресторанам и барам и приучил потребителей брать в онлайн-магазинах, где спиртные напитки пока не представлены. О воздействии пандемии на рынок пива и перспективах развития цифровых каналов продаж поведал в интервью «Интерфаксу» президент AB InBev Efes Дмитрий Шпаков.

— Как коронавирус воздействовал на компанию и русский рынок пива? Какую динамику показал рынок в этом году?

— 1-ая половина года стала реальным вызовом для всех, эпидемия COVID-19 оказала негативное воздействие как на нашу ветвь, так и на весь бизнес в целом. Она стала предпосылкой понижения деловой активности и покупательской возможности населения, что подтверждается в том числе ростом средне- и низкоценового частей. По официальной статистике Росстата, в первом полугодии 2020 года создание пива показало маленький рост — на 0,9% по сопоставлению с показателем за аналогичный период 2019 года — и составило 397 млн декалитров.

Чтоб обеспечить возможность удаленного и бесконтактного взаимодействия с клиентами, еще до пандемии мы начали разработку своей B2B-платформы, а в феврале состоялся ее пуск. Сейчас клиенты компании могут заказывать продукцию онлайн. Сейчас в систему сервиса интегрированы наиболее 200 складов дистрибьюторов, что позволило подключить около 26 тыс. активных торговых точек — другими словами тех, кто уже делает заказ через платформу. Всего в 2020 году планируется подключить порядка 35 тыс. торговых точек. В предстоящем мы планируем перевести порядка 75% точек в этот формат, если это дозволит технологическая зрелость рынка, потому что для этого принципиально наличие связи и веба.

— Какую динамику рынка ждете по итогам года?

— На данном шаге трудно созодать какие-либо прогнозы, поэтому что еще пока не все экономические последствия эпидемии явны. Закрытие сектора HoReca, запрет массовых мероприятий точно скажутся на результатах года. Невзирая на то, что мы равномерно возвращаемся к обычному виду жизни, канал on-trade как и раньше под опасностью из-за падения доходов и ужаса потребителей перед COVID-19. Это подтверждает и опыт Европы: посещаемость пабов не превосходит 30% — невзирая на то, что для их это обычное времяпровождение пятницы и есть сформированная культура употребления.

— Какую динамику продаж показала компания в I полугодии?

— Невзирая на все вызовы, с которым столкнулся бизнес из-за пандемии и введенных ограничений, наша компания продолжает следовать стратегии премиумизации собственного ранца. В целом мы положительно оцениваем наши результаты в первом полугодии: объемы производства компании выросли наиболее чем на 6%, что в текущих критериях вселяет оптимизм.

Рост показывали фактически все сегменты. Если гласить про определенные бренды, то рост демонстрируют главные бренды «премиум плюс» сектора: Bud (без учета Bud Light), Essa — на 0,3 процентного пт, Stella Artois, Kozel — на 0,2 п.п., Corona, Spaten, Hoegaarden — на 0,1 п.п.. Также вырастает толика наших брендов в средне- и низкоценовых секторах.

Мы продолжаем развивать портфель брендов, потому сначала 2020 года запустили две знаковых для нас новинки — лагер BUD Light, абсолютный фаворит на рынке США, и квас «Силич». Этот пуск свидетельствует о нашей приверженности глобальному обязательству по повышению толики слабоалкогольных и безалкогольных напитков в нашем ранце до 20% к 2025 году.

В то же время мы продолжаем экспериментировать с обычной нам пивной группой, потому запустили реализации безглютенового пива. Мы лицезреем запрос аудитории на наиболее «здоровые» продукты, потому стараемся на него вовремя реагировать.

— Какие нюансы регулирования, новейшие законодательные инициативы, исходя из убеждений компании, могут воздействовать на ветвь?

— Усиление регуляторной перегрузки и введение новейших ограничений может усугубить состояние отрасли, которая, как и весь бизнес в целом, переживает непростые времена. Вызывает обеспокоенность обсуждение инициативы по введению малой розничной цены, которая, на наш взор, никак не будет содействовать достижению цели по «обелению» рынка, но при всем этом создаст доп нагрузку на законных производителей, что может отразиться на стоимости конечного продукта и сделает законный алкоголь наименее легкодоступным для пользователя.

Еще одна непростая тема для отрасли — запрет реализации алкоголя на первых этажах многоквартирных домов в заведениях общепита площадью наименее 20 кв. м. При всем этом некие регионы даже наращивают федеральную норму, в итоге что под закрытие может попасть еще более объектов. Мы выступаем за «умное» регулирование и считаем, что нужно поначалу ввести точные аспекты, что относится к HoReCa, а что нет, и уже опосля этого принимать взвешенное решение.

Сейчас, когда разумеется, что тяжело всем, мы ожидаем со стороны страны определенных мер поддержки. Приоритетной для нас является понижение акцизной ставки на пиво и пивные напитки крепостью до 8,6% с 22 рублей до 21 рубля на литр и её заморозка на этом уровне на 2021-2022 гг. Это поможет не только лишь нашей отрасли, да и всем смежным, зависящим от нас. Опыт 2017-2019 гг. подтверждает, что эта мера благоприятно влияет на промышленность, позволяя замедлить понижение размеров и даже выйти на маленькую положительную динамику.

— Как отразится на рынке новейший техрегламент «О сохранности спиртной продукции», который допускает подмену до 50% пивоваренного солода несоложеным зерном и зернопродуктами против нынешней нормы в 20%?

— В целом мы поддерживаем освеженные требования техрегламента. Изменение толики несоложеных ингредиентов до 50% поможет производителям вовремя реагировать на растущие запросы потребителей, предлагая новейшие сорта и вкусы. Аудитория становится все наиболее требовательной и вкусившей вкус, о чем свидетельствует рост «специализированных» категорий: по итогам первого полугодия нефильтрованное пиво подросло фактически на 10%, фруктовое пиво — наиболее чем на 5%.

Потому мы, непременно, выступаем «за» либерализацию требований к доле несоложеных товаров в пиве, но некие моменты в новеньком техрегламенте вызывают у нас опаски. К примеру, требования к воде, которую употребляют для производства пива, также требования по «светлости» пива, при формировании которых очевидно была допущена техно ошибка. Что касается воды, то предлагаемые эталоны жестче даже тех, что инсталлируются для остальных государств ЕАЭС, и превосходят эталоны, используемые к детской питьевой воде.

— Как может воздействовать на рынок легализация онлайн-продаж алкоголя? Планирует ли компания выходить в этот сектор?

— Сейчас продукты питания уходят в онлайн, на что, непременно, повлияла эпидемия: если ранее пользователь предпочитал брать в онлайне одежку, технику, бытовые предметы, то в период режима самоизоляции, стремясь минимизировать количество контактов с людьми в магазине, он стал брать онлайн и продукты питания. По данным Nielsen, в апреле 2020 года толика онлайн-продаж составила 5% от всего рынка FMCG в натуральном выражении, а среднегодовое значение удвоилось — с 1,8% до 4%. Эта привычка остается с нами навечно, в особенности в критериях быстрого развития способностей доставки и бесконтактного взаимодействия с пользователем.

Конкретно потому легализация онлайн-продаж алкоголя смотрится полностью закономерным шагом: в период пандемии дистанционную торговлю алкоголем разрешили даже те страны, в каких оборот алкоголя осложнен религиозными либо культурными чертами и где действуют самые строгие ограничения на оборот алкоголя — это ОАЭ и Катар. Это пример беспримерных мер, которые ориентированы лишь на одно: предупредить больший вред из-за употребления популяцией суррогатов.

Пока этот канал остается труднодоступным для законных игроков, им интенсивно пользуются нерадивые производители, увеличивая риск томных отравлений: в вебе можно отыскать тыщи веб-сайтов, продающих алкоголь, не дожидаясь официального разрешения.

Легализация онлайн-продаж может стать действенной мерой борьбы с контрафактной продукцией и является логичным шагом, тем наиболее энтузиазм к онлайн-торговле проявляют различные игроки, включая большие компании, специализирующиеся на цифровых разработках и развитии интернет-отрасли.

Онлайн-торговля алкоголем — это мировой тренд, который указывает двузначные темпы роста в почти всех странах Европы. К примеру, по данным компании, в Великобритании в реальный момент через канал онлайн-торговли реализуется около 5-6% от общего размера проданного пива, в Германии — 2%. Онлайн-продажи алкоголя в Европе интенсивно развиваются и демонстрируют рост порядка 8-20% раз в год зависимо от страны.

В текущих критериях этот вопросец выходит на 1-ый план в экономической повестке страны: на данный момент бизнесу нужна неважно какая поддержка, так как конкретно от компаний зависит размер налоговых отчислений в бюджеты регионов, также уровень безработицы.

— Есть ли у компании в планах развитие своей розницы?

— У нашей компании есть опыт пуска и развития своей розницы в различных странах Европы. Это, к примеру, ряд заведений в Италии, Великобритании, Испании. В Рф в наиблежайшее время мы желаем сконцентрироваться на развитии онлайн-платформ, потому что это самый быстрорастущий тренд, потому планируем развивать запущенную в этом году B2B-платформу.

— Какая толика продаж на данный момент приходится на безалкогольный сектор, какие у компании планы по развитию этого направления?

— Уже в протяжении пары лет категория безалкогольного пива указывает двузначные темпы роста. В первом полугодии 2020 года на русском рынке она составила около 2%. Толика безалкогольной группы в ранце нашей компании также в этот период показала рост на 0,14 процентного пт по сопоставлению с аналогичным периодом прошедшего года.

Для нас категория безалкогольного пива является весьма увлекательной и многообещающей, и мы планируем в ней также интенсивно развиваться. Сначала это соединено с тем, что у нашей компании есть глобальное обязательство — довести долю безалкогольных и слабоалкогольных напитков в собственном ранце до 20% к 2025 году. Это, соответственно, так либо по другому предугадывает расширение безалкогольной группы в нашем ранце — на нынешний денек он насчитывает 19 видов безалкогольных напитков. Конкретно потому, как уже гласил ранее, сначала года мы сделали очередной шаг в направлении развития данной для нас группы, начав создание собственного кваса «на нашем заводе в Иваново.

— По итогам прошедшего года AB InBev Efes стал фаворитом русского рынка пива. Что решает компания, чтоб удержать 1-ое пространство?

— Объединение бизнесов AB InBev и Anadolu Efes на местности Рф позволило усилить конкурентную борьбу за лидерство. Всего за два года совместной работы нам удалось не только лишь составить достойную конкурентнсть, да и в первый раз за крайние 20 лет достигнуть смены фаворита. В 2019 году мы уже совсем окончили все процессы, связанные с объединением, потому смогли полностью сконцентрироваться на достижении коммерческого результата.

Что касается мер для удержания лидерства, то в этом вопросце самое основное — сохранять баланс меж прибыльностью компании и толикой рынка, так как лишь при всем этом условии ты можешь считаться реальным фаворитом.

Источник: interfax.ru