Москва. 7 июля. INTERFAX.RU — Размер заморочек, стоящих перед главными акционерами «Норникеля», совсем обозначил Росприроднадзор, обнародовав в пн, 6 июля, оценку вреда для окружающей среды от разлива нефтепродуктов в Норильске. Сумма близка к 148 миллиардов рублей ($2,1 миллиардов), что составляет 5% от капитализации компании, 22% от ожидаемой в этом году EBITDA и половину от размера дивидендов за 2019 г.

Это не официальный штраф, а только оценка вреда, который ведомство дает «добровольно компенсировать». Штраф пока не озвучен, эффект для «Норникеля» зависит от графика выплат и способности учета издержек на ликвидацию последствий в сумме конечных санкций. Эта функция, предусмотренная законом о защите окружающей среды, может дозволить «Норникелю» понизить суммарные расходы, хотя пока заявленные в данной нам связи 10 миллиардов рублей не смотрятся огромным подспорьем на фоне 148 миллиардов рублей вреда.

В любом случае, благодаря низкой долговой перегрузке, суровой опасности для дивидендов «Норникеля» пока нет, считают аналитики, а внушительная 10%-ная дивидендная доходность перебьет вред для репутации, тем наиболее, что компании отрасли пока маловосприимчивы к изменению ESG-рейтингов. Но, с учетом того, что вопросец корректировки дивидендов глава «Норникеля» Владимир Потанин поднимал и до трагедии, может быть, стоит ждать оживления дискуссии по дивидендной проблематике.

Тем, главным акционерам (под ними понимаются участники соглашения акционеров «Норникеля» — «Интеррос», «РусАл» и Crispian) придется отыскивать решение препядствия в полном смысле этого слова «совместными усилиями», как выразился намедни «РусАл». Трагедия сделала ситуацию, при которой враждующие акционеры «Норникеля» могут практически понести солидарную ответственность за вред. По последней мере, у «Норникеля» есть набор рычагов для того, чтоб «Интеррос» не оказался единственным пострадавшим.

Скидка за ликвидацию

Штраф необязательно будет вполне выплачен в бюджет, на теоретическом уровне в ряде всевозможных случаев допустившие нарушения компании могут отчасти компенсировать вред мероприятиями по ликвидации последствий трагедии, произнесли «Интерфаксу» эксперт в области экологического законодательства и управляющий одной из публичных организаций в сфере экологии.

Такую возможность дает закон о защите окружающей среды, статья 78 которого описывает, что «при определении размера вреда окружающей среде, причиненного нарушением законодательства в области охраны окружающей среды, учитываются понесенные лицом, причинившим соответственный вред, издержки по устранению такового вреда».

Итоговая сумма штрафа быть может структурирована особенным образом: к примеру, «Норникель» может взять на себя зачистку, что дозволит растянуть расходы по времени и в итоге понизит финишную сумму, отмечает BCS GM. В этом случае перегрузка будет распределена по времени и итоговый платеж будет наименьшим.

Оценки расходов «Норникеля» на устранение последствий трагедии делались сначала июня, когда, отвечая на вопросец президента РФ (Российская Федерация — государство в Восточной Европе и Северной Азии, наша Родина), глава «Норникеля» Потанин озвучил цифру в 10 миллиардов рублей. Компания вполне профинансирует работы по ликвидации нарушений, заверял Потанин. В конце июня компания сказала, что уже направила на это 5 миллиардов рублей, наиболее животрепещущих оценок не было.

Исходя из анализа схожих случаев в прошедшем, фактические издержки, понесенные компаниями-нарушителями, составляли около 54% от оценки вреда, приводит статистику BCS GM. К примеру, упомянутый главой Минприроды Дмитрием Кобылкиным разлив нефти танкером Exxon Valdes у берегов Аляски в 1989 г. обернулся для Exxon 43%-ным возмещением вреда, который был оценен в $7 миллиардов. Трагедия танкера Prestige в 2002 г. также стоила обладателю горючего 42% от суммы вреда ($4,3 миллиардов).

Вред и штраф

«Норникель», по данным на вторую половину вторника, пока не получал официальные документы от Росприроднадзора и не знаком с расчетами регулятора.

Методика расчета Росприроднадзора подразумевает расчет вреда для аква объектов по определенной таксе, зависимо от размера загрязняющих веществ, поступивших в водоем, гласит управляющий программки по экологической ответственности бизнеса Глобального фонда одичавшей природы (WWF) Алексей Книжников. Учитывается также скорость реагирования на ситуацию. Возможно, Росприроднадзор брал за базу наибольшие пороговые значения, подразумевает он, но с расчетами WWF также не знаком и планирует начать собственные подсчеты.

Он объяснил, что при расчете вреда не принимается во внимание итоги внеплановой проверки состояния аква объектов Таймыра. Эта проверка, как ранее говорилось, зафиксировала, что ситуация с загрязнением стабилизировалась, превышения ПДК некритичны — от 14 ПДК (устье реки Далдыкан) до наименее 1 ПДК (река Пясина).

«Сумма впечатляет своим масштабом, ранее аварийные разливы нефтепродуктов приводили к штрафу в млрд рублей, но не сотки млрд. Думаю, штрафы такового порядка окажут отрезвляющий эффект для индустрии, поэтому что ранее компаниям было часто легче заплатить штрафы, чем устранить предпосылки», — гласит Книжников.

По его воззрению, штраф практически совпадет с оценкой вреда, поэтому что Росприроднадзор предъявил эту сумму для возмещения в добровольческом порядке.

Специалисты в области экологического законодательства в беседе с «Интерфаксом» объясняют, что штраф рассчитывается согласно требованиям Кодекса о административных правонарушениях (КоАП). Он «не подразумевает сумасшедше огромных штрафов», гласит генеральный директор Центра экологических инвестиций Миша Юлкин. Штрафы взимаются за сам факт нарушения законодательства безотносительно его масштабов. Вред был бы существенно больше, если б были данные о том, что горючее попало в Карское море, считает Юлкин.

Большой штраф — не game changer

Хотя размер претензий к «Норникелю» оказался выше ожиданий рынка, мощный баланс ГМК выдержит единоразовую выплату штрафа в размере $2,1 миллиардов без риска для дивидендов, пишет в собственном обзоре Bank of America (BofA). «Норникель» на конец прошедшего года располагал $2,8 миллиардов на счетах и $4,9 миллиардов доступных кредитных линий. Опосля выплаты штрафа, главный для расчета дивидендов показатель net debt/EBITDA вырастет с 0,6x до 0,9x в 2020 г., что оставит постоянным коэффициент выплат в 60% EBITDA.

Исходя из животрепещущих прогнозов по ценам на сплавы, net debt/EBITDA остается ниже критичного порога в 1,8x до 2024 года. При долге выше этого уровня компания, согласно дивидендной политике, начинает снижать дивидендные выплаты с сегодняшних 60% от EBITDA прямо до 30%, если это соотношение приблизится к 2,2x.

«Для того, чтоб поменять дивидендную политику, требуется одобрение «РусАла», который в истинное время нуждается в валютных средствах», — припоминает BofA.

Даже если «Норникелю» придется заплатить сумму штрафа единовременно, это не game changer для компании, считает BCS GM. Текущее соотношение net debt/EBITDA на уровне 0,7x обеспечивает значительную упругость. Какие-либо репутационные опасности BCS GM не закладывает, так как рейтинг компании по ESG, быстрее всего, остается вне фокуса. Ранее рынок вяло реагировал на конфигурации EGS уровня русских компаний сектора: рост рейтинга у НЛМК до BBB в 2019 г. и падение у «Северстали» до CCC вследствие взрыва на шахте в 2016 г., повлекшего людские жертвы.

«Композиция инвесторов может поменяться, но 10% форвардной дивидендной доходности остается 10% форвадной дивидендной доходности. Придут новейшие инвесторы (на замену уходящим)», — пишут аналитики BCS GM.

«ВТБ Капитал», напротив, считает, что «нехорошие анонсы о экологическом вреде и соответственное ухудшение восприятия компании инвесторами останутся главными факторами динамики котировок в наиблежайшей перспективе». При всем этом инвестбанк считает, что большой штраф уже наиболее чем компенсирован потерей рыночной капитализации, которая снизилась на 6% с момента объявления о оценке штрафа и наиболее чем на 20% (либо на $10 миллиардов) с момента трагедии, произошедшей в конце мая.

Дивидендная доходность в 2020 г. может снизиться до 9-10% заместо 12%, потому что расходы на уплату штрафа, скорее всего, будут отражены в отчетности до EBITDA, считает «ВТБ Капитал».

«Атон» не считает, что «Норникель» пойдет на сокращение дивидендов за этот год в нарушение акционерного соглашения. Вопросец также зависит и от сроков фактической выплаты штрафа. Итоговая сумма штрафа, которая, быстрее всего, будет отражена в денежной отчетности за 2020 г. (может быть, как неденежная статья), уменьшит величину EBITDA с $8 миллиардов (по консенсус-прогнозу) до $6 миллиардов, считает «Атон». В этом случае дивиденды за 2020 г. снизятся с $4,8 миллиардов до $3,6 миллиардов, но тогда и дивидендная доходность остается значимой — 9%.

BoFA и «Атон» считают, что в главном штраф уже хотя бы отчасти заложен в стоимость акций «Норникеля», которые подверглись 22%-ной корректировки опосля новостей о разливе.

«Если ГМК не получится понизить итоговую сумму штрафа (к примеру, через трибунал), то совокупная плата за трагедию обойдется «Норникелю» практически в третья часть годичный EBITDA. Это не критично исходя из убеждений роста долговой перегрузки, но может плохо сказаться на дивидендах за 2020 год. Вообщем, если получится условиться о солидной по времени рассрочке оплаты штрафа, то и совокупный размер дивидендов реально сохранить», — откомментировал основной аналитик «Открытие Брокер» по российскому рынку Алексей Павлов.

Трагедия и деньги «РусАла»

Безотносительно размера штрафа для акционеров «Норникеля» принципиальным будет способ учета денежных последствий. Их можно учитывать очень уютно для акционеров, сначала заинтересованного в размеренно больших выплатах «РусАла», а можно понизить дивидендную доходность с 13% до 10%. Другими словами, кроме воли «РусАла», может произойти то, к чему издавна призывал готовиться Владимир Потанин.

У «Норникеля» есть несколько вариантов отражения штрафа, которые повлекут различные последствия в т.ч. для «РусАла», направляет внимание Goldman Sachs. Если вред будет компенсирован из EBITDA, этот показатель снизится до $6 миллиардов, при распределении 60% от которых дивиденды за год составят $3,6 миллиардов. В этом случае на «РусАл» придется $1 миллиардов (на $380 млн ниже текущего прогноза), что оставит валютный поток «РусАла» на негативной местности даже с учетом дивидендов «Норникеля».

Если вред будет оформлен разовым списанием, на показатель EBITDA это не воздействует, net debt/EBITDA некритически вырастет до 0,9x, и толика «РусАла» в дивидендах остается на прежнем уровне $1,4 миллиардов.

«Норникель» может отразить расходы на уровне EBITDA, т.е. понизит показатель на $2,1 миллиардов, тогда net debt/EBITDA поднимется до 1,2х, коэффициент выплат остается прежним, но дивидендная доходность снизится с 13% до 10%, согласен BSC GM. Иной вариант — включение вреда в $2,1 миллиардов на уровне незапятнанного долга уведет долговую нагрузку выше 1х, но показатель не превзойдет пороговый уровень 1,8х.

Вопросец о дивидендах «Норникеля» обостряется по мере приближения срока окончания 10-летнего соглашения акционеров в 2023 г. Потанин сначала июня текущего года предложил партнерам по акционерному соглашению «РусАлу» и Crispian отрешиться от выплаты дивидендов в 2020 г., исходя из того, что трагедия в Норильске может оказать существенное воздействие на денежные характеристики компании.

Это была уже 2-ая схожая инициатива в этом году — первую, которая разъяснялась необходимостью сделать резервы на фоне вероятной рецессии, «РусАл» отклонил. В этом раз «РусАл» заявил, что готов дискуссировать воздействие ЧП на дивидендную политику «Норникеля» опосля того, как прояснятся его денежные последствия. Без согласия «РусАла» изменение дивидендной формулы «Норникеля» нереально.

«Норникель» с 2015 г. перечислял акционерам в среднем около 60% EBITDA, всего около $14,7 миллиардов дивидендов. На «РусАл» пришлось около 26% этих выплат. Дивиденды от толики в «Норникеле» фактически вполне покрывают платежи по долгу «РусАла», превосходя расходы на сервис кредитов практически в два раза (дивиденды в 2019 г. — $1,1 миллиардов, выплаты по кредитам — около $600 млн).